Версия для печати

История Алексеевской обители


Настоятельница Московского Алексеевского монастыря игумения Антония (Троилина)

Игумения Антония (Троилина)
Игумения Антония (Троилина)

Александра Троилина родилась в Москве 23 мая 1821 года в семье потомственного почётного гражданина, купца 2-й гильдии Николая Ивановича Троилина. Мать её, Мария Васильевна, была глубоко религиозна, любила помогать нуждающимся. Она скончалась, когда Александре было всего два года. Родная сестра Александры, Пелагея, вышла замуж за представителя известной промышленной династии Константина Васильевича Прохорова. Прохоровы славились своей благотворительной и просветительной деятельностью. Пелагея Николаевна до конца своих дней щедро помогала сестре в трудах по устройству обителей, в которых проходила её монашеская жизнь.

Александра получила блестящее образование в одном из лучших московских пансионов. Она обладала выдающимися музыкальными способностями, превосходно играла на фортепиано. Это позволило ей в будущем создать в Алексеевском монастыре прекрасный хор, который был известен далеко за пределами обители. Александра рано начала тяготиться светской жизнью и задумываться о своём предназначении. Встреча Александры с игуменией Марией (Тучковой), вдовой героя войны 1812 года генерала Тучкова, основавшей женскую обитель на месте его гибели в Бородинском сражении, изменила всю её жизнь. В девятнадцать лет она поступила в Спасо-Бородинский общежительный монастырь, который стал с тех пор её «духовной колыбелью». Игумения Мария заменила Александре рано ушедшую мать. Желая, чтобы юная послушница была всегда при ней, она сделала её своей келейницей. По словам самой игумении Марии, она «только млеком её не питала»[1]. Со временем Александра была облечена в рясофор с именем Антонии, в честь преподобного Антония Печерского. Определение её в монастырь совершилось при участии и по благословению московского святителя Филарета (Дроздова), духовника Тучковой. С той поры митрополит внимательно наблюдал за духовным возрастанием инокини Антонии и опекал её.

Она стала ближайшей помощницей игумении Марии во всех монастырских делах. Послушанием инокини Антонии в монастыре было письмоводство. По указанию митрополита Филарета она изучала ведение монастырской отчётности у секретаря владыки. Нет сомнений, что митрополит Филарет с самого начала её поступления в Бородинскую обитель растил из неё будущую игумению для своей епархии. В 1858 году, уже после кончины игумении Марии, инокиня Антония приняла постриг в мантию. В 1859 году митрополит Филарет перевёл монахиню Антонию ризничей в Аносин Борисоглебский монастырь.

22 октября 1861 года, в день празднования Казанской иконы Божией Матери, монахиня Антония была произведена митрополитом Филаретом в сан игумении и назначена настоятельницей московского Страстного монастыря. Мать Антония до конца своих дней чтила святителя, из рук которого получила игуменский посох, постоянно прибегала к его советам и пользовалась его наставлениями.

По настоянию митрополита Филарета, поощрявшего введение начал общежития в штатных монастырях, она устроила в Страстном монастыре общую трапезу. Обитель, находившаяся в запущенном состоянии, была капитально отремонтирована, построены новые жилые корпуса и богадельня. В 1870 году игумения Антония за благоустройство монастыря была награждена наперсным крестом.

4 февраля 1871 года митрополит Московский Иннокентий (Вениаминов), назначенный на место почившего митрополита Филарета, перевёл игумению Антонию в московский Алексеевский монастырь. В указе о ее назначении говорилось: «Место настоятельницы Алексеевского монастыря, за кончиною игумении Иларии, праздно. Как управление сим монастырем, где, по причине кладбища, постоянный приток мирских людей требует в настоятельнице опытности, то перевести на настоятельское место Алексеевского монастыря игумению Страстновского монастыря Антонию, как доказавшую немаловременным служением начальственную опытность и деятельность»[2].

Будучи воспитанницей общежительной Спасо-Бородинской обители и верной последовательницей святителя Филарета, игумения Антония и на новом месте стала вводить начала общежития: учредила общую трапезу и общие работы, распорядилась отапливать кельи за счёт средств монастыря. 17 мая 1871 года была совершена закладка трапезного корпуса. А уже 21 ноября 1871 года митрополит Московский Иннокентий освятил новое двухэтажное здание и благословил начало общей трапезы. На первом этаже были устроены кухня, большой зал для трапезы и кельи для сестёр, служащих при ней. Второй этаж занимали мастерские — золотошвейная, живописная, чеканная и переплётная. Это было первым серьёзным шагом к восстановлению общежительного устава в Алексеевском монастыре, введённого ещё его первой настоятельницей игуменией Иулианией – «общему житью женскому начальницы»[3]. Общежительный устав был упразднён в 1764 году после изъятия монастырских земель в собственность государства по указу Екатерины II, из-за чего у монастыря уже не было возможности давать полное содержание монашествующим.

Огромное внимание игумения Антония уделяла развитию монастырских рукоделий, в первую очередь золотошвейного мастерства. Она сама была обучена этому искусству в Бородинском монастыре и достигла в нём совершенства. Обучение сестёр было поручено искусной золотошвейке монахине Лидии, которая добилась в этом деле больших успехов. Все предметы церковного обихода и облачения духовенства монастыря были выполнены в мастерских обители. Игумения Антония неоднократно передавала в дар работы сестёр в различные храмы и монастыри — Троице-Сергиеву Лавру, Саввино-Сторожевский монастырь, Киево-Печерскую Лавру. Изделия монастырских мастериц посылались на Афон и Святую Землю, в Сербию и Японию. Произведения, выполненные в монастырской мастерской, подносились игуменией Антонией в качестве подарков церковным иерархам, как русским, так и зарубежным. Алексеевский монастырь был представлен и на художественных выставках. Так, игумения Антония получила почётный отзыв и медаль за работы мастерских монастыря на Всемирной Колумбовой выставке 1893 года в Чикаго. В 1896 году к коронации императора Николая II монахинями Алексеевского монастыря были вышиты орлы для царского места в тронном зале.

В 1878 году игумения Антония заложила в монастыре новый каменный двухэтажный корпус под богадельню для престарелых сестёр, нуждающихся в уходе, и больницу с небольшой домовой церковью во имя Архистратига Михаила. Игумения Антония заботилась об улучшении условий жизни и остальных сестёр монастыря, число которых постоянно увеличивалось. В обители было выстроено четыре новых келейных корпуса. Во все жилые монастырские здания была проведена вода.

Для расширения монастырского кладбища, служащего главным источником доходов обители, игумения Антония приобрела в собственность монастыря огромный участок земли, прилегающий к его территории. С присоединением этого участка к монастырю его территория увеличилась почти вдвое. Закладка на этой земле нового кладбищенского храма в честь Всех Святых была совершена 22 августа 1887 года. Строился он около четырёх лет. 30 июня 1891 года состоялось торжественное освящение главного престола в честь Всех Святых митрополитом Московским Иоанникием (Рудневым)[4].

Доходы от монастырского кладбища позволяли Алексеевскому монастырю вести не только строительство, но и широкую благотворительную, социальную и просветительную деятельность.

В 1870 году при Славянском благотворительном комитете в Москве, одним из направлений деятельности которого являлось обучение в России южнославянской молодёжи, было открыто Дамское отделение. Его целью была организация подготовки народных учительниц для южнославянских стран, находившихся в то время под турецким игом. В благом начинании приняли непосредственное участие Московский митрополит Иннокентий (Вениаминов) и викарий Московской епархии епископ Дмитровский Леонид (Краснопевков)[5]. В первый же год назначения настоятельницей в Алексеевский монастырь игумении Антонии было поручено устройство в нём училища для южнославянских девочек. Оно было открыто в монастыре осенью 1871 года. Славянский благотворительный комитет, «желая выразить... глубокую признательность за содействие по устройству воспитательного заведения для девиц южнославянского происхождения при женском Алексеевском монастыре в Москве»[6] избрал игумению Антонию своим почётным членом по Дамскому отделению.

Училище действовало в монастыре в течение двенадцати лет. Обучение в нём велось по программе начальных городских училищ. Девочки находились на полном содержании монастыря. За время существования училища были подготовлены два выпуска, состоящие из сербских и болгарских девочек. На экзаменах в школе нередко присутствовали московский генерал-губернатор князь В. А. Долгоруков, секретарь Славянского комитета Н. А. Попов и др. Все они отмечали высокий уровень подготовки учащихся. Несколько наиболее способных девочек благодаря игумении Антонии смогли продолжить обучение в Филаретовском епархиальном училище на средства Алексеевского монастыря. Игумения Антония окружила своих воспитанниц поистине материнской любовью и заботой. Окончив монастырскую школу и вернувшись на свою родину, девочки часто присылали ей полные благодарности письма. За заслуги в просвещении славян сербский князь Милан Обренович пожаловал игумении Антонии  государственную награду — орден Такова третьей степени.

Ещё будучи настоятельницей Страстного монастыря, игумения Антония вошла в число членов Московского дамского комитета Общины сестёр милосердия. Комитет принадлежал к ведомству Общества попечения о раненых и больных воинах, находившегося под Высочайшим покровительством императрицы Марии Александровны (в 1879 году оно было переименовано в Российское Общество Красного Креста). В период русско-турецкой войны (1877—1878) на членах Общества лежала практически вся медицинская помощь армии. Алексеевский монастырь в это время развернул широкую деятельность в пользу раненых русских воинов. В монастырских мастерских делались по заказу Общества лазаретные палатки. Сёстры монастыря заготавливали перевязочные материалы, собирали посылки для отправки на фронт. Они ухаживали за ранеными в московских больницах, читали им духовную литературу, писали по их просьбе письма к родным и близким. В 1879 и 1882 годах за выдающиеся заслуги по оказанию помощи раненым и больным воинам игумения Антония была награждена двумя знаками Красного Креста.

Став настоятельницей Алексеевской обители, игумения Антония продолжила благотворительную деятельность своей предшественницы игумении Иларии в женском отделении Московской тюремной больницы. Сёстры монастыря по очереди несли здесь послушание под руководством опытной старицы. Смена состояла из двух монахинь и четырёх послушниц. В их обязанности входили уход за больными женщинами, духовное чтение и молитва вместе с ними. Игумения Антония старалась всячески облегчить участь заключённых. Она присылала арестанткам необходимые вещи, вкусную и полезную для больных пищу. Монахини должны были заботиться о подготовке умирающих к христианской кончине, к переходу в вечную жизнь их душ. Они читали Псалтирь по умершим, приготавливали усопших к погребению. Миссионерское служение сестёр Алексеевского монастыря в тюрьме было высоко оценено Церковью и государством. Игумения Антония была удостоена награды, выдаваемой из Кабинета Его Императорского Величества — золотым наперсным крестом, украшенным драгоценными камнями.

Одной из отличительных черт характера игумении Антонии была готовность всегда прийти на помощь нуждающимся. Ещё в юности, начиная своё послушание в Бородинском монастыре, она раздавала всё своё имущество бедным сёстрам. К игумении Антонии часто приходили за пособием те, кто не мог содержать себя по болезни или старости, многим она посылала помощь на дом. В Алексеевском монастыре устраивались благотворительные обеды для бедных женщин, число которых бывало иной раз достаточно велико. Игумения Антония неоднократно жертвовала немалые денежные суммы в пользу японской, алтайской и киргизской миссии, на Святую Землю, Афон, помогала различным благотворительным учреждениям и братствам.

С 1884 года, в память исполнившегося совершеннолетия наследника царевича Николая Александровича, будущего императора Николая II, игумения Антония ежегодно вносила тысячу рублей из монастырских денег в Московское епархиальное Филаретовское училище на воспитание бедных девиц духовного звания. А в 1896 году игумения Антония получила разрешение вносить ежегодно еще шестьсот рублей в Мариинское епархиальное училище.

В память об избавлении императора Александра III и его семьи от опасности во время железнодорожной катастрофы 17 октября 1888 года в монастыре было устроено училище с курсом начальной церковно-приходской школы на 17 девочек-сирот и дочерей беднейших членов духовенства Московской епархии. В число этих девочек с 1892 года стали принимать круглых сирот из приютов Елизаветинского благотворительного общества, находящегося под покровительством Великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Специально для училища был выстроен каменный двухэтажный корпус к югу от церкви Всех Святых. 27 августа 1889 года состоялось торжественное открытие и освящение монастырского приюта. Обучение в нём велось по программам, принятым в приготовительном и первом классах епархиальных женских училищ. Девочки содержались полностью на средства монастыря. Им выдавалась одежда, обувь, учебники, выписывались полезные книги и журналы для чтения. Лучшие ученицы переводились в Филаретовское и Мариинское епархиальные училища и обучались там на монастырские стипендии. Так, в 1891/92 учебном году в Филаретовском училище было шесть пансионерок Алексеевского монастыря и две пансионерки самой игумении Антонии. Другие же девочки оставались в монастыре до шестнадцатилетнего возраста и обучались под наблюдением монахинь рукоделию и шитью церковных облачений. Игумения Антония сама навещала девочек, беседовала с ними, следила за их развитием и успехами. Благодаря её заботам и вниманию в приюте была создана семейная обстановка, а между самой игуменией Антонией и её воспитанницами установились тёплые, полные любви и доверия отношения. По окончании девочками монастырского училища, мать Антония не оставляла своих попечений о них, часто устраивая их дальнейшую судьбу.

По заказу игумении Антонии, радевшей о почитании небесного покровителя обители, был составлен «Акафист святому Алексию, человеку Божию». Он был напечатан на средства московского Алексеевского монастыря в 1884 году к 17 марта — дню престольного праздника обители. Игуменией Антонией были изданы книги об Алексеевском монастыре, которые и сегодня являются основными источниками по его истории. В 1877 году в пользу воспитанниц славянского училища был напечатан «Краткий исторический очерк московского Алексеевского девичьего монастыря». В 1889 году было издано «Историческое и археологическое описание Московского Алексеевского девичьего монастыря» И. Ф. Токмакова.

Большое внимание игумения Антония уделяла воспитанию сестёр вверенной ей обители. Она тщательно наблюдала за исправным посещением ими церковных богослужений, неуклонным выполнением келейных правил и монастырских послушаний. Заботясь о духовном развитии сестёр, игумения Антония устроила для них библиотеку, которую всё время пополняла новой душеполезной литературой. Она следила за тем, чтобы у каждой сестры было Евангелие, часто дарила им книги для духовного чтения. Помимо чтения житий святых за трапезой игумения Антония ввела в монастыре чтения творений святых отцов в рукодельных мастерских, в больнице и богадельне. Среди своих многочисленных забот она находила время и для каждой сестры монастыря в отдельности, входила в мельчайшие подробности её жизни, давала духовные наставления. При необходимости игумения Антония с присущим ей тактом и кротостью одной только беседой приводила к раскаянию провинившихся. Она всегда была готова помочь своим подопечным, утешить и поддержать их в трудную минуту. Сёстры же платили ей взаимной любовью, были убеждены, что игумения Антония наделена прозорливостью, позволявшей ей знать нужды каждой сестры. Она являла собой пример для сестёр, её духовные качества производили неизгладимое впечатление и привлекали к себе многие сердца. Высокий уровень духовной жизни сестёр в Алексеевском монастыре позволил ему стать своего рода «школой» будущих игумений. Под руководством игумении Антонии были воспитаны настоятельницы многих монастырей. Среди них можно выделить первую настоятельницу Спасо-Вознесенского Елеонского женского монастыря в Иерусалиме монахиню Евпраксию (Марию Миловидову). Родная сестра монахини Евпраксии — монахиня Алексеевского монастыря Евтихия (Анна Миловидова) стала настоятельницей Троицкого Александро-Невского монастыря в селе Акатове. Из Алексеевского монастыря вышли настоятельница московского Никитского монастыря игумения Паисия, настоятельница московского Зачатьевского монастыря Валентина, и многие другие. Все они сохраняли связь с игуменией Антонией и получали от неё различную помощь и поддержку.

5 октября 1897 года мать Антония почила о Господе и была похоронена возле алтаря Симеоновского придела Крестовоздвиженской соборной церкви.

Игумения Антония по праву принадлежит к числу выдающихся представительниц женского монашества в России XIX века. Её плодотворная деятельность на благо Церкви и общества была отмечена многими наградами. Игумения Антония пользовалась глубоким уважением и в среде духовенства, и в светском обществе. Её мнение и опыт высоко ценили и часто обращались к ней за советом. Она поддерживала дружественные отношения и состояла в переписке со многими видными церковными деятелями, такими как митрополит Сербский Михаил (Йованович), архиепископ Ярославский Леонид (Краснопевков), митрополит Киевский Платон (Городецкий), архиепископ Литовский Алексий (Лавров-Платонов). Среди них были подвижники, впоследствии прославленные Церковью в лике святых — св. равноапостольный архиепископ Японский Николай, св. праведный Иоанн Кронштадтский, преподобный Аристоклий Афонский, святитель Игнатий Брянчанинов.

Слабого здоровья, подверженная частым головным болям, игумения Антония пребывала в постоянных трудах и молитвах на благо Алексеевской  обители и её сестёр. Она и представить себе не могла, что спустя несколько десятилетий после её смерти на месте цветущей обители будет царить запустение. Но та прочная духовная основа, которая была заложена игуменией Антонией в сёстрах обители, позволила им и их преемницам претерпеть все гонения, выпавшие на их долю после революции, и прославить монастырь святыми новомученицами.

 

 


[1] Орлов Г. А., свящ. Игумения Антония, настоятельница московских монастырей Страстного (1861—1871) и Алексеевского (1871—1897). М., 1906. С. 9.

[2] ЦИАМ. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 21. Л. 1.

[3] Присёлков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.; Л., 1950. С. 442.

[4] Впоследствии митрополит Киевский и Галицкий.

[5] Впоследствии архиепископ Ярославский и Ростовский.

[6] ЦИАМ. Ф. 1175. Оп. 1. Ед. хр. 21. Л. 16, 16 об.



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: