Версия для печати

протоиерей Евгений Каньшин

Память святого мученика Платона


Поздравляем всех причастников с принятием Святых Христовых Таин.

Сегодня Церковь вспоминает мученика Платона, который пострадал в самом начале IV века, в 306-308 годах. И Священное Предание совсем немного о нем упоминает о том, что он в это время находился в Галатии, и там ходил и проповедовал Христа. Проповедовал кому – всем тем, кого видел: язычникам, всем согражданам своим, близким, родственникам, друзьям, знакомым, всем, кто был не крещен, и незнакомым.

В то время, формально говоря, была свобода вероисповедания, но свобода вероисповедания языческих богов. И когда говорили о каких-то других богах, многие думали, что это ну вот какие-то еще там боги такие же, как, собственно говоря, те, которые были известны языческому миру, боги римского пантеона. Но когда говорили о Христе, о Боге, Который пришел в мир и родился как человек, о том Боге, Который проповедовал и говорил о изменении самой сути человеческого бытия, изменении внутреннего устроения, законов существования души, законов духовных ее существования, о том, что надо приобщиться Господу Богу, надо исправить пути свои, надо изменить направление своего движения в этой жизни, нужно пересмотреть все то, чем и как ты движешься, живешь и существуешь; Бога, Который за это пострадал на Кресте и Который силой Своего Божества воскрес тридневно – эту проповедь слушали с интересом, внимательно. Притом что сопровождалась часто проповедь и чудотворениями и одновременно гонениями. Потому что говорили христиане, что Царство наше не от мира сего, и многие из чиновников думали, что христиане как бы антигосударственники, что христиане против системы общества сложившейся.

Когда речь заходила о Таинстве Христовом, которое Он оставил нам для причащения Святых Таин, то Таинство преложения земных даров хлеба и вина в вещества небесные Тела и Крови Христовой и то действие, которое производят эти Таинства в человеке – изменение, освящение, обожение – все это подвергалось хулению и подвергалось ложной интерпретации, что христиане пьют кровь чью-то, что они вообще против всего, какие-то мракобесы, против государства, против общества, против Царства. В общем, складывался какой-то из этих бредней жутчайший образ христиан, и поэтому многие соблазнялись этим и думали, что надо их просто изгнать, уничтожить, вытравить, как какую-то заразу, разрушающую бытие мира. Но когда видели чудеса, когда слышали слово из уст самих христиан, даже стоящих на арене цирка, даже окруженных или гладиаторами или зверями, когда видели кротость, любовь, соприсутствие благодатное Бога, когда видели чудеса бесчисленные – и воскресение мертвых, и исцеления болящих, и исцеление терзаемых и мучимых, когда видели обращение самих мучителей – тогда внимали слову, исходящему из уст христиан.

И вот святой мученик Платон был как раз одним из тех представителей раннего христианства, который ходил, проповедовал и Богу споспешествующему обращал огромное количество людей из язычества в христианство. Потому что язычники разуверивались в своих богах, принося какие-то жертвы, они тут же и хулили, и ругали их, и последними словами называли. А потом опять приносили жертвы и воскуряли ладан, больше для проформы, для видимости. К тому же, языческие боги всегда не противились любому, как христиане говорят, пороку. Почему, потому что считали, что все земные блага, наслаждения, богатства, все дозволено, и все это – отличительная черта жизни богов, значит, и людей. И те из людей, кто будут в этом – такой жизни свободной и вседозволенной преуспевать и черпать блага земные, значит, они уподобляются богу. И вот на этом фоне приходят христиане, которые говорят: не убий, не прелюбодействуй, не укради, не пожелай ничего чужого, никаким другим богам не поклоняйся, кроме Единого, пришедшего на землю в образе человеческом истинного Бога и истинного Человека. И, конечно, для многих это была совершенно параллельная вселенная, совершенно другая жизнь. И кто-то уже давно устал от этих римских пантеонов, от этих бесконечных оргий, которые все равно не давали ничего душе, кроме какой-то невыразимой тоски и ощущения того, что боги где-то там, а ты совершенно в противоположной стороне.

Особенно чувствительно это было тогда, когда постигали горе и несчастье какие-то: болезни, потери близких, войны и прочие бедствия, которых было немало. И вот тогда, призывая римских богов, многие вообще приходили в исступление и возмущение, говоря о том, что они не видят богов, не слышат, не чувствуют их силы, не видят их помощи, и не чувствуют то, что ситуация наполняется присутствием Бога. И на этом фоне, еще раз повторюсь, христиане которые совершали чудеса, которые молились, называя Бога: «Ты, Господи, Отче наш, Отец Небесный» – христиане, конечно, на этом фоне были совсем другими людьми – вообще какие-то иные, сотканные из иного вещества. И, конечно, многим хотелось приобщаться к этим людям, почерпать ту благодать, которую они имеют, научиться молиться так, как они молятся. Испытать в своем сердце соприсутствие Бога, Его явление, изменение, освящение одухотворение, силу и славу.

И, конечно, мученик Платон в своей проповеди, безусловно, преуспел, и многие люди ходили за ним, многие люди, так же, как он, начинали проповедовать Христа. Христиане не были антисистемщиками, не разрушали они ни общества, не разрушали ни государство, ни семью, не пили ничью кровь, как клеветали в основном иудействующие. Но все постепенно узнавали, каковы же они на самом деле, когда все близкие обращались в христианство, и видели, что изменение жизни идет в духовном русле, в векторе богопоклонения, в векторе освящения, изменения нравственной жизни человека, изменение его духовной жизни, его молитвенной жизни, его аскетической жизни, его обращения с окружающими, его ответственности. Те принципы, те заповеди, которые люди узнавали, Христовы заповеди применяя в своей жизни, люди понимали: вот оно и есть открытие нового бытия, новой жизни, новой эры существования.

Те, кто держал в своих руках империю в то время, безусловно, противились вот таким всем колебаниям в обществе, потрясениям. Хотя в то время и уже многие сановники и чиновники, как мы знаем, сами знакомились с христианством, но однако же официальная доктрина была такая, что христиан надо изгонять из общества и убивать как чужеродный элемент, разрушающий поклонение языческим богам.

И вот мученик Платон был схвачен и после мучений, когда пытались, чтобы он отрекся от Христа, мучения христианам всегда как-то старались какие-то изощренные применять, языческий мир, вот он в этом черпал какой-то свое такое демоническое сладострастие. Вот надо не просто человека главу отсечь или копьем его пробить, а надо вот кожу содрать с него, вот как-то опалять еще огнем – вот такие какие-то зверства. Мы об этом наслышаны из житий ранних святых и из гонений, которые были в нашей стране во времена Сталина и, конечно, во времена Гитлера такие вещи практиковали. Но они тоже были и сатанисты, и язычники. Поэтому реакция одних и тех же две тысячи лет назад или две тысячи позже одна и та же. «По плодам их узнаете их», – предупреждал нас Господь. И вот мученик Платон не раскаялся в том, что он проповедовал Христа, но, наоборот, примером своей мученической кончины и еще больше утвердил всех тех, кто его знал, видел и слышал в том, что Бог силен дать человеку победу над болью, над смертью, над мучителями, над всем миром языческим и вообще над всем миром. Таким вот образом мученик Платон предал душу свою в руце Божии победителем. Победителем смерти, победителем греха, победителем язычества, победителем своих мучителей. И всем нам показал пример твердой веры, непоколебимой, и мужества христианского.

Будем просить святого мученика Платона, чтобы он вдохновил сердца наши не бояться ничего в этом мире и исповедовать имя Христово до последнего своего дыхания.





Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: