Версия для печати

протоиерей Евгений Каньшин

Память священномученика Ферапонта, епископа Сардийского


Поздравляем всех причастников с принятием Святых Христовых Таин.

Завтра и сегодня вечером в нашем храме память Всех святых, в Земле Русской просиявших. И вечерняя служба сегодня начнется в четыре часа дня. В четыре начнется девятый час и в четыре всенощное бдение из-за того, что на этом богослужении вечернем перечисляется множество святых в Земле Русской просиявших. Из-за этого такая отступка и пораньше начинаем всенощную.

И сегодня Церковь воспоминает среди прочих священномученика Ферапонта, епископа Сардийского, который в III веке служил в Малой Азии, епископом был Сардийским. И открыв упоминание о епископе Ферапонте, в Священном Предании мы с вами видим всего лишь несколько строк, но эти строки, они в некотором смысле ужасают и приводят к размышлению. О епископе Ферапонте сказано, что он служил в Малой Азии и был схвачен язычниками, и принуждаем отречься от Христа. Он отказался это делать, сказав, что служил Единому Истинному Живому Богу, Господу Иисусу Христу и не намерен даже под угрозой потери своей жизни отказываться от Христа, за что был бит нещадно и мучим. Затем Священное Предание нам говорит, что истязателям его мало показалось этого, повели его пешим ходом – еще мог он двигаться, – в Анкару. И в Анкаре то же самое – публично спрашивали его о вере, он отказался, и так же пред народом его истязали, мучили и нещадно били. Растянули на колья руки, ноги и вот в таком подвешенном состоянии били его. После этого опять им показалось мало. Он, значит, не слушал их совершенно и говорил им о Христе. В иное место его повели и также собрали народ, также спрашивали его о вере христианской и опять стали его бить, пока он не преставился.

Страшные вот эти истязания еще привели к тому, что привязан он был к кольям в последний свой час жизни, и кровь, истекшая от его ран, впитывалась в землю. Истязали его долго, и вот эти вот колья, они выпустили ростки. И предание говорит, что впоследствии их не стали уничтожать, а оставили, и они выросли в большие деревья, листья которых приносили исцеления людям. Такое вот предание сохранилось до наших дней, с III века сообщение.

Но вот эти вот истязания священномученика то в одном месте, то в другом, то в третьем, они, собственно, говорят об отношении мира к христианам, к христианству. Сегодня мы с вами в Евангелии слышали: «Не судите, да не судимы будете. Каким судом вы меряете, таким судом и вам отмерится», – четкая фраза, простая для понимания, нет здесь никаких дополнительных каких-то размышлений. Как осуждаешь, так и сам будешь осужден – четко и ясно. И вот образ священномученика Ферапонта, бесконечно истязаемого своими мучителями, человека непреклонной веры, исповедника Христова, епископа – а неслучайно говорят: где епископ, там и Церковь. И многие взирающие на то, каким был епископ, понимали, что эта Церковь Бога Живого. Если люди готовы отдать жизнь за Него, Каков же Он Сам, пришедший в мир и Воскресший тридневно после крестного Своего распятия.

Истязатели думают, что уничтожение физическое христиан, мучение физические способны извести веру с земли и не будет ее. Но все обстоит совершенно не так, потому что Христос Спаситель мир этот уже победил, и священномученик Ферапонт одержал победу над своими мучителями. Он их победил, они, сотворшие, как им казалось, над ним справедливый суд, сами осуждены в муку вечную. Временное поменяли на вечное. А много ли человек живет – совсем мало. Все, кто доживают до 50 лет, озираясь назад, говорят: да жизнь какая короткая – и молодость прошла, уже и старость где-то на горизонте видна, и немощи уже одолевают. В общем, дни-то идут к закату, а всего лишь-то 50 лет. Черепахи живут по 100, а человек совсем чуть-чуть. И вот бывает за это временное бытие, насыщенное болезнями, сложностями, проблемами, потерями близких и огромным количеством злобы собственной и от людей приходящих, люди меняют жизнь с Богом, над которой время не властно, жизнь, которая человека поставляет совершенно на другой уровень бытия – без злобы, без смерти, без деградации, без разрушения, без несчастья. Спросите, много ли людей вокруг вас, которые могут сказать, что они счастливы. «Вот ты счастлив? – А ты? – Да, я счастлив? А ты? – Не знаю...» – вот такие вот ответы услышим. А там нет несчастливых людей, нет болезней, обездоленных нет, несчастных, нет нищих, нет заброшенных, тех про кого забыли, кого недолечили, кого неправильно лечили. Там нет людей, полных горя. Все горе остается здесь, на бренной земле.

И, конечно, священномученик Ферапонт, видя это и понимая своей верой, что Бог дает людям жизнь без этих несчастий, без этих страданий, понимал, что его временные страдания, вот эти несколько дней исповедничества, это апогей его земной жизни, это точка над «i», утверждение его веры, сообщение этой веры другим людям. Многие видели его страдания. Кто-то сказал: «Какой ужас быть христианином!», а кто-то сказал: «Вот это христиане! Вот это люди! Как они готовы на все это, претерпевая ради Бога. Каков же их Бог?!» Так вот во всей истории и было. Одни хватаются за сердце и говорят: не дай Бог быть христианином. А другие говорят: какое счастье быть христианином. Так и до сих пор. И недавние гонения от безбожной власти, которые мы с вами помним в нашем Отечестве, то же самое разделяли людей. Как Христос и сказал: «Двое на поле – один берется, другой оставляется. В дому двое – один берется, другой оставляется». Так вот не мир принес Он в наше бытие, но разделение, чтобы отделить человека верующего от человека, боящегося верить или убегающего от Бога.

Пример священномученика Ферапонта показывает нам, что бежать-то нам некуда. Спросил Христос учеников Своих: «А вы-то не хотите уйти?» А Петр, самый старший всех апостолов, сказал: «Господи, а куда нам идти-то? Кто еще имеет слова о жизни вечной». Кто? Никто. Нету никого больше. Куда бежать от Христа, в какое место ты от Бога спрячешься, под какой куст залезешь? Ни под какой. Только Бог имеет глаголы жизни вечной. Поэтому все труды наши надо земные приложить на то, чтобы утверждать в себе веру в Господа непреклонную, чтобы ни страдания, ни смерть, никакие иные обстоятельства, скорби и злоба этого мира не выбили из нас веру.

И, конечно, будем призывать молитвы святых мучеников, священномучеников, святого священномученика Ферапонта. Кто может за себя поручиться? Никто. Но просить молитв мы можем и должны это делать. И просить укрепления в вере и укрепления в своем уповании на Бога. Бывает, люди веруют, что Бог есть, что можно Его о чем-то попросить, но не веруют, что Промысл Божий над каждым человеком существует. Не брошен в этом мире никто от Бога, никто не находится за бортом бытия и истории. Но все у Бога видны, и видно причем сердце каждого человека. От людей можно все скрыть, людей можно обмануть. Бога никак невозможно обмануть. И вот взирающий на сердце человека, Он ждет от нас, чтобы мы верили в Его Промысл, что Господь каждому строит дорогу ко спасению. Лишь бы мы только сами не препятствовали идти этим путем, не малодушествовали и не боялись. И слово «не бойтесь» в Евангелии встречается больше, чем другие слова из тех, которые Христос обращает к Своим ученикам. Не бойтесь. Укрепи нас, Господи, ничего не бояться в этом мире. Спаси, Господи. Божие благословение да будет со всеми вами.





Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: