Версия для печати


Творчество наших прихожан

Елена Сергейчук

Стихотворения из сборника «Перепутье»

         Стихи
Стихи растут не из сора.
Из жизни растут, из крови,
Из боли бед и побед…
Из новых души путей.
Из сора растут – рифмовки.
Они могут быть так ловки…
Да только в них смысла нет.

         Искусство
Пророчеству сродни искусство:
Господствует шестое чувство,
А ты – пиши, но выбирай:
Где мерзкий ад, где Божий рай.

         Два пути
«Мой Бог, мой Небесный Жених, моя Крепость и Сила!
С Тобою пройти все пути и вернуться к Тебе…» -
Так дева безвестная в миг озаренья молилась,
Прося Христа Бога быть с нею всегда и везде.


Путь к Небу полог и невиден иль крут и отважен; Путь первый – полегче для маленьких немощных сил… Но сердце рванется – ему ведь не так уж и важно, Как крест донести, что с любовью себе испросил.
А ум все сидит на распутье и ищет ответа, И ждет он того, кто подаст ему верный совет: Как быть, если крест для души – это счастья примета, Но силы принять у меня его, кажется, нет.

         Не от мира сего

         *В Третьяковской Галерее есть статуя, которая называется «Не от мира сего. Мученица первых веков.» Прекрасная беломраморная девушка в простом платье сидит и смотрит куда-то за грань земного бытия. А на руках, на плечах её сидят голуби… Чистота и всецелая преданность Господу. Ей и посвящено это стихотворение.
Мне светло в этой сумрачной жизни, К одиночеству не привыкать … В суете, толкотне, говорильне От себя мне не надо бежать.
Мне тепло в этом холоде мёртвом, Лишь бы Господу не изменять, Лишь бы на замороженных стёклах Крест спокойной рукой начертать;
Не бояться жары и мороза, В старом платье средь модной толпы Быть …как те голубые берёзы В белом инее тёмной зимы.
Не страшны нам ни слякоть, ни стужа - На душе бы цвела благодать И тогда будет вовсе не трудно Ничего… Даже муку принять.

         Молитва
Мне не подняться к Тебе ни на шаг
И не уйти от Тебя;
Небо скрывает страстей полумрак,
Чуждою стала земля.


Если захочешь – к Себе призови, Если же нет – ну так что ж… Может ли быть дерзновенье в любви – «Вынь да положь»?..

         Credo
Сердце живет одною мечтой,
Одной любовью,
Одной судьбой…
Ей изменяет всечасно,
Часто бранит напрасно,
Но дышит ею одной.
Мне не взойти на небо,
И не прожить на земле;
Буду хоть корки хлеба
Сбирать на святом корабле.

         Призвание
В руках синица – золотой комочек
Тепла, уюта и простой любви…
Но в небе журавля,
Узрев, забудь себя –
Ему навстречу сквозь туман лети.


Пронзителен высот небесных ветер, Но ты забудь о сонной теплоте И, победив покой, Поднявшись над собой, Стремись навстречу солнечной мечте.
В руках синица – хватит нам для жизни. Но как презреть доверие Небес? Не в страхе ада суть – но, как же оттолкнуть Призыв Того, Кто умер и воскрес…

         Новоначальные мечты
Между нами пропасть, но Господь
Крылья даст – перелетишь на волю;
Победив уныние и плоть,
К Богу, как среди цветов по полю,
Полетишь, помчишься, побежишь,
Поползешь, ладони обдирая;
Если только пропасть перейдешь –
Ты уже как на пороге Рая.


Я думала, что пропасть перешла – Давно, легко, не помня, как случилось; Но лишь теперь я к краю подошла И тотчас же стремглав на дно свалилась.

         Ноябрь
Последняя береза в ноябре
Роняет злато листьев безнадежно.
Они горели солнцем на заре,
Хранила их – любовно и тревожно …


Но парк разделся темною порой И от дождей осенних не согреться. Плакучая березка под горой Теряет листья, словно искры сердца.

         Бездомная любовь
В душе живет бездомная любовь.
Ей не к кому и нечем прилепиться.
Она печалью отравляет кровь
И в ненависть готова превратиться.


Она тоскует и, ища предмет, Идет то к грешнику, то к Богу, то к святому, Чтоб знать, кем жить. Не обретя ответ, Себя забвеньем загоняет в кому.
Но не уснуть ей. И она бредет, И воспаляет жизни круг смятеньем, И этим пуще делает полет Запретным для себя приобретеньем…
В душе живет бескрылая любовь. Ей память крыльев не дает покоя… И задает вопросы вновь и вновь: «От Бога ль я? И что же я такое?»

         Терпение
Много месяцев жизни
Не сдаваться тоске,
Без немой укоризны
Крест сжимая в руке,
И идти по пустыне,
Где не видно конца,
И во веки, и ныне
Прославляя Творца.
Не сдаваясь унынью,
Не пытаясь понять,
Не мечтая, что ливнем
Вдруг сойдет благодать…

         Мечты, мечты…
Вот бы жить в тишине
И не думать о хлебе насущном,
И молитва б текла
Полноводною тихой рекой;
Дух бы был так спокоен,
Как птица – на волю отпущен,
И душа б обрела
Долгожданный и светлый покой…
Так мечтаю порой,
Завертевшись в земных передрягах,
Так стремлюсь на покой,
Позабыв, что в тисках суеты –
Только в этих тисках
Отпадают с души все коряги,
И знакомится сердце тихонько
С смиреньем святым.

         Надежда
Слова… Слова… Слова… - Вы лжете!
Вам не сказать ни о полете,
Ни о безумии паденья,
Ни о печали и томленьи,
Что душу тяготят, как цепи,
Когда в кружении мирском
Из глины Вавилон свой лепит
И тайно плачет об ИНОМ…
О том, что кажется, забыто…
На что уже надежды нет.
Души разбитое корыто
Небесный отражает свет...

         Искушение
Иго Твое мне благо.
Ноша Твоя светла.
Что же душа трепещет,
Как под грозой ветла?
Что же мятется сердце,
Ноши креста бежит,
Хочет Тобой согреться,
Но, словно лист, дрожит…
Сетует и лепечет:
«Иго не для меня»…
Ищет во мраке свечи,
Но не зажжет огня…

         Бел-горючий камень
И снова бел-горючий камень среди пути:
Два направленья – как экзамен: куда идти?
Направо – душу потеряешь и жизнь свою,
Налево – тихо оседаешь в земном раю.


Направо – правда беспощадна, прими ее, Пронзит сурово твое сердце ее копье, И тотчас истекут из сердца кровь и вода, Но, может, в сердце возгорится ее звезда.
Налево – мирное теченье спокойных дней, Простые, вольные стремленья – как у людей: Ни звезд, ни копий, но покоя там не ищи – Летят тревоги, грозно воя, как из пращи.
Зачем ты, бел-горючий камень, явился мне? Перескочить тебя, не глядя б, да на коне! И разве выбор этот честен?! Где ж третий путь?! Как в сказках – ход их мне известен – хоть что-нибудь!
Вдруг таять стал горючий камень, как лед в огне… Осталась лужа под ногами – ох, горе ж мне! Мне б только отыскать дорогу на правый путь… Чтоб не забыть, нельзя немного передохнуть.
Коль потеряю направленье – конец мечте: Зачем и путь, коль направленье не ко Звезде?..

         Что наша жизнь?
А что есть жизнь? – Несение креста.
Все ясно, просто, и не надо скорби.
Ведь снег – земли венчальная фата,
Приемлющей цветение в утробе.


А что есть смерть? – Быть может, вознесенье, А может быть – конечное паденье.
Что наша жизнь? – Иль череда боев, Иль только перед боем подготовка, Начать прорыв через полки врагов, Сжимая крест, как верную винтовку…

         Утешение
Когда-нибудь ты все поймешь
И перестанешь плакать;
Благодаря Творца, замрешь
Пред тайной бытия…
Пока же сердце так болит,
Что, жалуясь на слякоть,
Не знает и не хочет знать
Полезности ея.
Пока ж в душе болит-саднит
Недавняя обида;
Пока тоскою ум гнетет
Жестокая беда…
И все ж – Господь тебя хранит,
Не подавая вида,
Что и сегодня Он с тобой,
Как прежде и всегда.

         Покаяние
Все бросить и уйти не потому,
Что дух горит Божественной мечтою,
А оттого, что, погрузясь во тьму,
Отвыкло сердце быть самим собою;


И, чтоб коросту эту ободрать, Нельзя давать душе ни капли воли: Всегда себя сумеет оправдать, При каждом пустяке крича от боли...
Продать себя на рабские труды, Чтоб, через годы и десятилетья, Очистившись от шума пустоты, Хотя б на миг свою свободу встретить...
Не искупленья за грехи искать: Нельзя купить трудами очищенья, А просто всею жизнью вопиять: "Я умерла. Я жажду воскрешенья!"

         О том же…
Все уже сказано тысячу раз,
Но повторяется то же борение…
Жизнью на путь наведен компас,
Надо закончить стихотворение.


Но между строк – пустота и мгла; Где найти фразы под рифму созвучиям? …И Гефсиманской тоскою час Бьется в хронометре перед кручею.

         Мечта о Встрече

Зачарованной странницей в гуще времен Мне б дойти до заветной черты, Где вдруг вспыхнет мириадов имен Одно Имя заветное: «Ты».
Чтоб сказать: «Я искала Тебя много лет По обителям и площадям, Для Тебя обойти я стремилась весь свет, Но найти меня мог лишь Ты Сам;
Для Тебя я боролась, томилась, рвалась И себя низвергала во прах; Ненавидеть пыталась неправду и сласть, Презирала, пугаясь, свой страх…
Я стремилась к Тебе, а искала – себя… И Тебя не нашлось на земле. Лишь когда, наконец, я смирилась во прах, Ты внезапно нашелся во мне.

         Валаамское сказание
Безмолвие снежных степей
На месте коварного моря,
Затишие в жизни моей
Взамен искушений и горя…


Шли трое по тонкому льду, Надеясь на русский «авось»; Вдруг ветер коварный подул, Лед треснул, и ну понеслось…
Один, утопая, кричит: «Спасите! Отдам все именье!» Но верное слово гласит: Не в деньгах от смерти спасенье.
Второй провалился под лед, А третий, не помня себя, За льдину цепляясь, ползет, (А рядом растет полынья).
Он молит великих святых: «Лишь вы мне способны помочь! О Сергий и Герман! Меня, Молю, не отриньте вы прочь!»
Он долго молился… Кругом Зловеще чернела вода; Не мог и припомнить потом, Как вышел на берег тогда…
Очнулся на твердой земле. Белеет часовенки камень, И ласковы лики святых, Прославленных на Валааме.
Он Господа благодарил, Рыдая, не верил в спасенье, А вскоре исполнив обет, От мира свершил отреченье:
Ушел на святой Валаам, И там, пребывая в моленье, Со страхом свое вспоминал Жестокое с морем боренье.
Духовная жизнь – тот же лед: Там трещина, здесь полынья… И кто там промокший ползет С молитвой? Ужели не я?..

         Высота

         1 Мой дом у гор… Все ближе наводненье, Что медленно долину заливает, В горах я вижу от него спасенье, Но страшный сон мне душу возмущает…
         2 Ты с детства пел про горные вершины, Ты рвался к поднебесной чистоте, Оставил отчий дом и начал свой подъем К заоблачной кристальной высоте.
Путь по горам нелегок и опасен, Он мучит тело, душу веселит… Весь мир земной внизу стал мал, неясен, Зато небесный – близок и открыт.
Орлы кричат, их гнезда в скалах – выше, Им радостно в бездонной синеве; Орлята в небе песню Солнца слышат – Не ту ль, что с детства грезилась тебе?
А впереди – скалы блестящий камень. Ты свой подъем еще не начинал… И было б легче – говоря меж нами – Когда б гораздо раньше ты …упал.
И в упоеньи смертного полета Ты не познал бы муки пустоты… Но ты идешь вперед. Незримый КТО-ТО Как будто призывает с высоты.
Вбит крюк в скалу. На пальцах кровь, но слезы Мешаешь с радостью стремленья к высоте. И ветер на лице. И ты уже в конце Пути к своей заоблачной мечте…
Но воздух в небе холодней и тоньше. И ты стоишь. И нет уж сил идти. И так узка скала, ты держишься едва… Вот и конец надмирного пути.
Кругом так пусто, но не видно неба За грудами жестоких черных скал… Дыханья молишь, словно нищий хлеба, И холод высоты тебя сковал.
Вперед нет сил. Назад – пути не видно, И – разве ж можно зачеркнуть мечту!.. И ты стоишь… Так стыдно и обидно… Почти поднявшись в неба высоту.
         3 В поту проснувшись, чаю продолженья Истории, что сон нарисовал… Ведь я еще не начала движенья – А уж пугает верхний перевал.
         4 Да это не гора еще – предгорье И не конец пути, а лишь этап… Припав к скале, ты видишь преисподню, Но вырываешься из смерти цепких лап…
Ползком, сквозь бред, с молитвенным стенаньем… Вперед – возврата с этой тропки нет!.. Внезапно – …Солнце обольет сияньем, В объятья примет ласковый рассвет.
А дальше – снова путь и снова скалы, Но солнца луч выводит из стремнин, И отступают горные завалы, Средь круч суровых гор ты не один.          5 Смешно… Сижу в долине и мечтаю… Хочу подняться – высоты боюсь. Надмирного полета себе чаю, Но к беззаботной неге лишь стремлюсь.

         Себе
Всю жизнь – на лезвии ножа:
Между полетом и паденьем,
Между спасеньем и истленьем,
И никуда не убежать.


Твой дух желает высоты, А телу хочется покоя, Душе подай то и другое, Но кто ж на самом деле ты?
Как отличить мечту от слов, Зовущих к истинному в жизни; Раскаянье – от укоризны, Свободу – от златых оков?..

         Мечта
Как бы я хотела быть иной:
Кроткой, тихой и немного странной;
Обрести желаемый покой,
Отойдя от всяческих желаний;


Ко кресту последней подходить, Не боясь в толпе лишиться Света И от силы в силу восходить, Как христианину и поэту.
Или вовсе не писать стихов, Лишь молитву в срдце возращая, В восемь драгоценных Божьих слов Жизнь свою и Вечность заключая.

         Настоящее
Все суета и суета суетствий.
Не лучше ль просто замолчать, забыть,
Оставить все и оказаться в детстве:
Какого не было, но что могло бы быть…


Отринуть все мечтанья и томленья, Уйти в пустыню собственной души… Забыть и все «высокие» стремленья – А просто душу очищать от лжи.

         Свобода воли
Алый мак умиленья
На колючке смиренья…
Вразуми меня, Боже
И к себе призови!


Дай, Христе, мне прозренье, Дабы терны терпенья Возрастить в своем сердце Ради цвета любви.
Но душе нет охоты Жить в терпенья болотах, Сердце хочет полета, А не грусти-тоски…
Это рабство свободы, Это счастья невзгоды, Это веры сомненье, Это выбор пути.

         Вера
На Небе не был я, но слышал отзвук
Небесных слов в речах земных людей,
И на земле мне жить теперь так просто:
Не устрашат ни слухи, ни злодей…


На Небе не был я, но видел отсвет Небесных зорь на лицах у людей, И мне свете жить теперь непросто: Мне мир постыл, унылый лицедей.
Хочу бежать к загадочному Свету, Но путь лежит через безвестный мрак… Земной иллюминации там нету, А свет с Небес не видится никак.

         Прозрение
В этой жизни каждая слезинка
Станет каплей солнечной росы,
Славят Бога горы и пылинка,
И во всем – Отец, и Дух, и Сын.
Не напрасен скорбный путь России,
Хоть что будет – нам не угадать;
С нами Бог. Иного нет мессии.
Нам же – только б в вере устоять.
Устоять. Не выдать. Не согнуться.
Выбрать крест спасенья во Христе.
С испытаньем нам не разминуться:
Воин – со щитом иль на щите.
А быть может, все и обойдется…
Только ровный путь – все тот же бой.
Потому что верным остается
Только тот, кто справился с собой.




Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: