Версия для печати


Творчество наших прихожан

Елена Сергейчук

Стихотворения из сборника «Песни. Пока без музыки»

         Иволга
         (Песня)
Русь Святую покрыл туман.
Китеж-град Москвы черный дым накрыл.
То не волн чреда – суета...
То не реки – поток машин.
Рвется птицей моя душа...
Золотая клеть, да тревоги плеть.
Все куда-то бегут спеша,
Только главного не успеть – не спеть.


Припев: Ивушка моя, ивушка, Почему я не птица иволга, Мне б отринуть тоску-кручинушку, Полететь бы в святую высь... Пусть закружат метели белые, Тьму земную светлее сделают, Хоть такою ценой, молю тебя, Счастье-радость моя вернись!
Проблеск света на куполах... Мы прорвемся вверх, где лазури цвет И, отринув тоску и страх, Окунемся вдруг в кружевной рассвет.
Припев: Ивушка моя, ивушка, Почему я не птица иволга, Мне б отринуть тоску-кручинушку, Полететь бы в святую высь... Пусть закружат метели белые, Тьму земную светлее сделают, Хоть такою ценой, молю тебя, Счастье-радость моя вернись!

         Над прудом
Предвесенним предзакатьем, полувечером лиловым
Грусть предчувствия разлуки в тонком посвисте синиц;
В ярком карканье вороны торжеством звучит: «мы дома!»
Облака слегка ласкают нити ивовых ресниц.

         Цесаревичу и России
         (песня-марш)

Они глядят с иконы, как с портрета: Одежды белые, кроваво-красный фон; Кому б сто лет назад увидеть это – Решили б люди – это страшный сон.
Припев: Вы что, еще не поняли: Россия – это Феникс, Который воскресает из скорбей, Из пепла возрождаясь, над бренным поднимаясь, А Царь наш – Цесаревич Алексей.
Царица, Царь, Царевны, Цесаревич - Расстрелянный оплот Святой Руси. Лет пятьдесят назад сказать об этом – Ответ бы был: «пощады не проси!»
Припев: Вы что, еще не поняли: Россия – это Феникс, Который воскресает из скорбей, Из пепла возрождаясь, над бренным поднимаясь, А Царь наш – Цесаревич Алексей.
Какое там спасение России?! Кругом грабеж, растление, обман… Лет пятьдесят спустя мы вспомним это, И скажем лишь: «рассеялся туман».
Припев: Вы что, еще не поняли: Россия – это Феникс, Который воскресает из скорбей, Из пепла возрождаясь, над бренным возвышаясь, А Царь наш – Цесаревич Алексей.

         Звездная песнь
Звездный ковш – почерпало небесное,
С вышины над землей наклонясь,
Изливает сиянье воскресное,
Омывая печали и грязь…


И восходят молитвы к Создателю, Привлекая с Небес благодать… Разогнать бы лишь мглу неприятеля, Чтоб сиянье сие воспринять!

         Золотые шары
         (Романс)
Золотые шары, оперев на забор подбородки,
Под осенним дождем вспоминают о летнем тепле.
Как задумчиво утро, а день уже хмурый, короткий;
Все пустыннее дачи, и гаснет тепло в сентябре.


Так и жизнь потихоньку из бренного тела уходит, И блажен, кому Вечность короткий закат ниспошлет; Золотые шары милосердное лето проводят, А печальный октябрь все былое дождем отпоет.

         Дождь
         И читала я святителя Игнатия
         О скорбях, о горестном терпении.
         Знала я, что жизнь мне обязательно
         Сей урок на деле преподаст…


Снова мы уходим от дождя. Только он все гонится за нами; Молниями, словно кулаками, Путникам разгневанно грозя.
Как ты, электричка ни спеши, – Дождик все равно тебя настигнет, Торжествуя, буйным громом рыкнет И коснется тела и души.
Без грозы не будет тишины; Без дождя не встанут ростом травы, Только тучи слишком величавы И немирной дерзостью полны…
Снова мы уходим из дождя… Поезд все надеется на чудо, Я же с ним надеяться не буду, В мглу на остановке выходя…

         Апокалиптическое
         (почти шутка)
Этот мир катился в пропасть,
Зацепился за кусты
И теперь висит, сползая
С несусветной высоты…


Сколько нам еще держаться: Пол-столетья или пять? Как над пропастью спасаться? – …Только к Богу вопиять.

         Греза
Не знаю, как и почему,
Но я уеду в Петербург
И стану жить на берегу
залива.
Волна подходит за волной,
и дни подобной чередой
Пойдут спокойно и
неторопливо…
Но вскоре я впаду в тоску
И снова возвращусь в Москву,
Поскольку мне уже не жить
Без этой гонки:
День налетает на другой,
Но в этой суете мирской
Грань между Небом и землей –
Лишь лучик тонкий.

         Городская элегия
Родной земли святые родники,
И ширь полей, и сосны вековые,
И тихий плеск задумчивой реки –
Природа милой матушки России…
Она зовет, но слышим ли мы зов?
Услышав, отзываемся не скоро:
Сплетеньем позолоченных оков
В своем плену нас цепко держит город.

         Дорожная мечта
Я хочу раствориться в России,
Затеряться в лесах и лугах,
И молиться Христу полной силой,
И скитаться с сумой на плечах.


В той котомке – икона и хлебец, А в душе – благодать и печаль Чтоб глубины России измерить И проникнуть в российскую даль…

         Валаамская элегия
Счастлив в утесах святых Валаама
Тот, кто, рассеяв душевную тьму,
Сердцем взывает к Тебе непрестанно:
«Господи, Бог мой, Тебя я люблю!»


Море грохочет и птицы мятутся, Но неприступен оплот тишины; К Свету сквозь страсти и скорби прорвутся Верные Богу святые сыны.
Счастлив в утесах седых Валаама Тот, кто, овеян святой тишиной, В сердце взывает к Тебе непрестанно: «Боже, Господь мой, Ты буди со мной!»
Счастье далече, а волны ужасны; Город – не море бушует, кипя… В душу взгляну – там вопрос беспристрастный «Господи, Боже, люблю ли Тебя?»

         Песенка про жизнь
Не унывай, душе моя,
Но уповай на Бога:
Господь поможет выбрать путь,
Подаст и сил в дорогу.


А если вдруг придёт беда, Господь тебя не бросит; И ни за что, и никогда Он свыше сил не спросит.
Так пел счастливый человек, Идя по жизни смело; Ему казалось, что земля С ним вместе песню пела:
Не унывай, душе моя, Но уповай на Бога; Господь поможет выбрать путь, Подаст и сил в дорогу.
Внезапно началась гроза, Весь мир покрылся мглою; Наш друг закрыл свои глаза, Охвачен злой тоскою;
Но песня снова полилась Из уст разбитых смело; Ведь только с Богом в жизни связь У друга уцелела…
Не унывай, душе моя, Но уповай на Бога: Господь поможет выбрать путь, Подаст и сил в дорогу.
А если вдруг придёт беда, Господь тебя не бросит; И ни за что, и никогда Он свыше сил не спросит.

         Детская песенка (Полевая)
Развеселые ромашки
На подсолнечном лугу…
Мне идти совсем не тяжко
И вернуться не могу:
Я бегу навстречу солнцу
Средь сияющих лучей
И играет пестрым донцем
У ноги моей ручей.
Он поет смешную песню:
«Бульк-тирлинь-дзинь-дзинь-гу-гу»
И следит, как в небе пташки
Тонут в облачном снегу.

         Альпийская идиллия 
Бриллианты снега,
Жемчуг облаков,
В солнечной лазури -
Облачный покров;
Ветер, словно птица,
Крыльями шумит,
Не боясь разбиться,
Мимо скал летит.
А внизу, в долине,
Изумруд травы 
И в озерной шири
Отблеск синевы.

         Московский паломник
Гармошка радиоприемником
Отыскивает свой мотив…
Пытаюсь в жизни быть паломником:
Идти, о Цели не забыв;


Не глядя на дожди дорожные, На перепутьях не томясь, Стремиться духом в Царство Божие, Одолевая быт и грязь.
Метро… И близок час к полуночи, Гармошка нищего звучит; Соседи пьют, едят, целуются; Московский мир в ночи кипит…
Молись, не думай: «остановимся»: Путь все быстрее – вдаль иль ввысь. В московской суете паломнику Совет: за Небеса держись!..

         Щенячья-радостная песенка
По дороге бегут толстый кокер-спаниэль,
Шустрый пудель и робкая болонка,
Барабанит по трубам веселая капель,
И заливисто лают собачонки.


На размокших газонах видны следы от лап, На деревьях – раскрывшиеся почки, Ребятишки по лужам бегут от мам и пап – Обрывать мать-и-мачехи цветочки.




Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: