Москва, 2-й Красносельский пер., д.7, стр.8
http://www.hram-ks.ru
Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Версия для печати

Протоиерей Артемий Владимиров

О тайне нашего спасения – соотношение благодати Господней
и человеческого произволения.

     Мы с вами, свершая наше воскресное богослужение, поразмыслим кратко над сложным богословским вопросом, который занимал умы и сердца и древних и современных христиан. Именно, о тайне нашего спасения. В каком соотношении, то есть, обретаются друг ко другу благодать Господня, Богом ниспосылаемая в наши сердца, и собственное человеческое произволение.

     В древности полемику по этому поводу вел прославленный богослов западной христианской Православной Церкви блаженный Августин с подвижником Пелагием, которого Церковь осудила как еретика. Пелагий учил неправильно, что в деле спасения все относится к человеческому произволению, нашему желанию спастись, в наших деятельных трудах по усвоению благодати Божией. Блаженный Августин, справедливо возражая подвижнику, впавшему в ересь, осужденному соборами, говорил о преимущественном значении Божией благодати, во многом опираясь на собственный опыт. Как знают читавшие «Исповедь» блаженного Августина, он после жизни, проведенной в нечестии, обратился внезапно ко Cпасителю по молитвам матери его блаженной Моники. Под действием благодати Господней переосмысливая, по обыкновению, опыт, прожитую жизнь, он принял Таинство Крещения, омывшее скверну, очистившее его, Августина, от скверны плоти и духа, и просиял впоследствии как епископ Карфагенский, плодовитый духовный писатель. Итак, блаженный Августин, первенствующее место отдавал благодати Господа, несколько принижая наше собственное участие, наше свободное произволение, деятельное усилие наше. Так что, и блаженный Августин, хотя прославлен в лике святых, не совсем был прав в этом сложнейшем вопросе, требовавшем как просвещенного Духом Святым ума, так и отточенной терминологии. Царский путь в этой полемике дано было выразить блаженному Иоанну Кассиану Римлянину, современнику святого Августина. Святой Иоанн, родившись на Западе, много путешествовал по Православному Востоку, православным святыням Палестины и особенную пользу обрел от собеседования и жительства с древними египетскими отцами-пустынниками. Память этого общения воплощена в одной из самых авторитетных аскетических книг Вселенской Православной Церкви «Собеседования, записанные святым Иоанном Кассианом Римлянином». Эта книга стала одним из столпов православной аскетики. Читая ее со вниманием (она легко прочитывается не только монахом, но и благочестивыми мирянами), сличая то, о чем пишет блаженный святой Иоанн Кассиан с внутренним собственным опытом, мы мало-помалу начинаем постигать тайну нашего спасения. Которая, безусловно, не свершается без нашего свободного произволения, наших свободных усилий в стяжании благодати Господней.

     Если обратиться к русским пословицам, то, быть может, их воспомянув, мы всего точнее изъясним эту вышеестественную тайну.

     Одна из пословиц говорит так: «Под лежачий камень вода не течет». Бог создал нас из небытия в бытие, но не спасает нас без нас. И посему, если сам человек не желает подвизаться, палец о палец не хочет ударить в деле покаяния и очищения своей души, то он рискует остаться ни с чем. Все сделал Господь ради нашего спасения: Бог стал Человеком, Богочеловек Христос взошел на Крест и, пролив Свою драгоценную Кровь, дабы очистить наше падшее естество, воскрес, вознесся, ниспослал Духа Святаго, Который не снисходит на ленивого, бездеятельного, того, кто не хочет ни каяться, ни молиться, но лишь умом пассивно соглашается с истинами веры. Вот такой человек похож на мореный дуб, на бревно, поросшее мхом. Вроде бы и не лишена веры душа, однако месяцами, годами она лишь размышляет, рассуждает, резонерствует, пускается в долгие длительные рассуждения, однако не прилагает деятельных усилий к тому, чтобы выбраться из грязи, покаяться и стяжать силу и Божью помощь.

     С другой стороны, мы знаем такую пословицу: «Поспешишь - нагрешишь», а некоторые добавляют: «и людей насмешишь». Действительно, встречается иной тип людей деятельных не в меру и чрез меру, которые по привычке, усвоенной еще со времени, проведенного за оградой Церкви, думают спасти сами себя. Слишком много приписывают себе в деле спасения, думают, что лишь напором собственной воли можно очиститься от греха, можно победить страсти, можно вступать в сражение с сатаною и сокрушить его. Вот это внутреннее самомнение и гордость приводит подчас к бешеной активности у иных людей, которые полагают, что в духовной жизни, так же, как и в жизни земной можно напором воли воротить горы и добиваться целей, поставленных самому себе в сроки. Такие люди напоминают собою незадачливых верхолазов, которые, лишенные всяких приспособлений, надеются, пользуясь лишь силой и помощью рук и ног, рассчитывая на ловкость своих движений, одолеть неприступную вершину. О таких самонадеянных людях, не познавших, как следует, самих себя и свою немощь, русская пословица говорит: «Чем выше заберешься, тем больнее упадешь». Действительно, падение великое бывает у того, кто по человеческой ревности, не имея должного упования на Господа, надеясь на себя, но не на Бога, помогающего смиренным, действует в видах мнимого богоугождения. Попускаются таким людям, не из них ли каждый из зде предстоящих и с вами беседующий, попускаются долгое время пребывать в одной и той же страсти. Многократно кается человек, но многократно и возвращается в собственное болото, никак не может выпутаться из липких объятий греха. По единственной причине. Быть может, именно потому, что не смирился он, человек, в тайне сердца пред Богом. Все уповает на себя самого. А если и не уповает на себя самого, то окрадывается помыслами тщеславия или осуждает ближних, по той же гордости, и попускается ему вновь падать и падать, по пословице: «А воз и ныне там».

     Таким образом, в деле нашего спасения надлежит избегать этих двух крайностей. Избегать бездеятельности. Последнее было свойственно Иуде. Мы помним, как Господь миловал его и как призвал к покаянию, однако он не внимал предупреждениям Божиим и погиб безвозвратно. Равно, избегать подобает и деятельности, заквашенной на духе гордости, веры в себя самого без упования на Божию помощь, с которой только человек исправляется.

     Золотая середина, царский путь обретается там и в том, о чем гласит пословица: «На Бога надейся, сам же не плошай». Все мы знаем эту пословицу, однако, как редко соотносим с нею наши мысли, наши чувства, наши деятельные усилия очищать сердце от греха. Вместе со святыми отцами, в тайнике души собственной, вникая в Священное Писание, мы обретем следующее разъяснение касательно этого царского пути. Каким же именно образом дано бывает человеку действовать по воле Божией, действовать при поспешестве, помощи благодати Господней? А только такое действие бывает благоуспешно, плодоносно, отличается нравственным ощущением освобождения духа от греха. Святые отцы, вникшие в слова Апостола Павла, который, открывая нам о даре свободы и свободы нашего произволения паки и паки добавляют, что и самая способность мыслить нашей, желать чего-то благого - от Бога. Святые отцы говорят, что, прежде всего, Господь являет в нас действие Своей благодати, благодати, которая не насилует. Тоже одна из хороших русских пословиц, выраженная буквально в этих словах: «Благодать не насилует». Действие благодати подобно, по Библии, «гласу хлада тонка», т.е., незримому, едва заметному дыханию, дыханию, возбуждающему в нас тягу к добру.

     Как зарождается в нас зло, как действует в нас грех? Грех действует весьма незаметно и лукаво. Лукавый дух, искушая душу на зло, представляет в уме ей нечто, именуемое прилогом. Прилог – это едва заметный помысел или образ греха, мысленно начертываемый в нашем сознании. Как бы некая картинка, которая попадает в фокус нашего внимания. Прилог вовсе не лишает нас свободы, не насилует, но лишь привлекает на себя внимание, влечет к себе, но не так, чтобы против желания своего склонился к нему человек. И если это приглашение, этот призыв со стороны греха приемлется невнимательным христианином, то грех уже вступает в силу, окутывает, обволакивает сознание, услаждает сердце, понуждает волю. И вот уже человек против собственного желания, силою греха, как рыбка, попавшая на крючок, бывает влекома к деятельному совершению противонравственного поступка. Благодать Господня призывает человека в глубинах его сердца, в недрах его сознания. И нужно быть весьма, весьма внимательным к самому себе, дабы не отринуть этот призыв, не оказаться гостем, который приглашен царем войти в царский чертог, однако, не внял этому приглашению. Вот почему людям многоговорливым, суетным или людям, ищущим всегда и всюду развлечений, внешних раздражителей слуха, зрения, осязания, вкуса очень трудно бывает проснуться от сна, в который они погружены. Напротив, едва лишь только мы бываем внимательны к самим себе, как начинаем лучше разбираться в тайнах собственной внутренней нравственной жизни.

     Итак, не насилует Господь, а призывает и приглашает. И если кто вспомнит те добрые дела, когда-либо совершенные и дано будет ему воскресить в памяти, как они свершались, с чего начинались, то всегда мы придем мысленно к той точке, к тому мигу, когда Сам Бог таинственно воздействовал на наше сердце, возбудив в нем желание добра. Так бывает, например, когда человек рано утром внезапно просыпается без помощи будильника или кого-либо другого, и сон, словно отходит от очес. В этот миг Ангел Божий прикасается к душе, возбуждая ее к славословию Богу. Если человек привык внимательно относиться к таким посещениям, то он тотчас будет награжден обилием мира, света, покоя духовного, которые осветят его сердце, едва лишь он прибегнет, пусть даже еще не встав, к молитвословию. К сожалению, часто с нами бывает наоборот. По некой инерции, свойственной нашему естеству, мы как бы отталкиваем от себя того, кто будит нас, поворачиваемся к нему спиною, завертываемся потеплее в одеяло, желая спрятаться от укоров совести, прячем голову в подушку и быстро засыпаем. Уже не легким и питательным сном, но, как правило, мглистым, тяжелым, оскверняемым всякою суетной мыслительной деятельностью, часто с фантазиями, часто плотскими мечтаниями – все это, как возмездие, как следствие нашего дурного выбора.

     Также бывает, когда внезапно, общаясь с людьми, мы чувствуем внутреннее побуждение свершить бескорыстное добро. Тогда наше сердце как бы на мгновение приоткрывается, в нас зарождается бескорыстное стремление помочь ближнему, поделиться с ним чем бы то ни было, часто в ущерб себе. И опять-таки, вовсе не всегда христианин внимательно прислушивается к этому движению сердца, к этому приглашающему движению благодати Господней.

     По привычке, мы не внемлем этим приглашениям Господа, Который раз, два и три возбудит нашу совесть, затем оставит ее мертвой, спящей, дабы самые последствия беззаконной жизни, доведшей нас до крайней степени беды и несчастья, не возбудили-таки нас искать узкого пути спасения. Это иногда называют предваряющим действием благодати. Действие, которое называется предваряющим, изначально воздействует на наше сердце, а в нашей власти бывает принять или отринуть это приглашение. Вот почему, братья и сестры, совесть даже крайне порочного человека всякий раз, когда он употребляет то или иное греховное деяние, осуждает его и будет осуждать до последнего издыхания, как бы он не заглушал ее нераскаянной жизнью. Совесть либо судит нас, либо награждает. Именно потому, что атмосфера, в которой совесть пребывает, воздух, которым она питается – есть свобода, предоставленная нам Господом. Атмосфера, которая наполняется действием благодати, призывающей нас, но не принуждающей к добрым деяниям.

     Не следует, впрочем, думать, что пришедшая благодать, встретившая с нашей стороны благосклонный прием, окрылит нас и даст нам почувствовать сладость внутренней нравственной свободы, всегда будет носить нас на крыльях – далеко не так. Бог испытывает каждого человека и утешит его своей близостью, осенит душу покоем, просветит ее светом, наградит даже за малейшее доброе дело. А затем Господь словно скрывает, окрадывает действие благодати Божией, вновь предоставляет человека его слабым, немощным силам, дабы посмотреть, будет ли он утверждаться на стезе добра или, восчувствовав голос страсти, словно забывчивое, неблагодарное дитя, отвернется от Небесного Родителя и побежит самоохотно во тьму. И каждый из нас знает, что после какого-либо незаслуженного утешения, посещения Божьей благодатью, мы вновь бываем принуждены бороться с грехом. Иногда страсть посещает нас и требует своего, куда настойчивее, чем раньше, очевидно, потому, что Бог дал нам достаточно сил, чтобы побороться с нею.

     Если же христианин, каясь непрестанно в своих неверностях, отступничестве от Господа, мало-помалу окажется достойным Божией благодати, если будет со всем вниманием внимать ей, будет пользоваться каждым ее посещением, будет, как послушное дитя простирать к ней руки. И, оставляя грех, побежит во след ее, едва лишь только она поманит его, - вот тогда душа встретит более постоянное и ясное, осязательное для себя действие Божией благодати, мало-помалу взойдет в покой Христов.

     Благодать Божия, уверившись в постоянстве этой души, уже никогда надолго не будет оставлять ее. Впрочем, до конца жизни - таков уж закон нравственной жизни – нам должно будет употреблять всю полноту наших сил, действовать из последнего напряжения душевного, дабы отстоять добро и, сопротивляясь злу, побеждать его на нашем пути к Богу. На земле не время почивать на лаврах, не время дремать. Но Богу угодно, чтобы христианин находился всегда вне покоя, чтобы он всегда чувствовал себя посреди погибели и спасения всегда внимал и кричал ко Господу, прося Его помощи, и упокоевался, как дитя, к которому тотчас приходит добродетельная мать и, принимая его в объятия, исхищает его из руки всех супротивных.

     Таким образом, братья и сестры, никто пусть не переоценивает свои собственные силы и никто пусть не ожидает в себе действия благодати Божией без внутреннего намерения содействовать ей напряжением всех своих бессильных сил. Но каждый из нас должен со всем вниманием в течение дня наблюдать за своим сердцем. Дабы ни разу не оскорбить Господа, Который, являясь нам, иногда паче чаяния и совершенно неожиданно на диво поддерживает нас, укрепляет, усиливает в пять, десять раз наши немощные возможности в борьбе с грехом. Дабы мы шли узким путем покаяния и побеждали, но не были бы в списке поражаемых и пораженных. Невнимательным и суетным этого не заметить, не понять. Людям, расположенным наблюдать за собою, людям, устремляющимся к Богу в молитве, все сказанное должно быть совершенно ясно. Ясность и разумение нужно приложить в благую деятельность. Тогда духовная жизнь во всей полноте раскроется в нашем сердце.

      В чем да поможет, и всегда помогает, нам Господь и Матерь Божия!

2 сентября 2000 года.




Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: