Алексеевский ставропигиальный женский монастырь

Москва, 2-й Красносельский пер., д.7, стр.8

http://www.hram-ks.ru

Русская Православная Церковь

Московский Патриархат

Версия для печати

Комментарий к законопроекту «О внесении изменений в ст. 3 ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" и ст. 21 ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях"»

Комментарий руководителя Правового управления Московской Патриархии игумении Ксении (Чернеги) относительно внесенного в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроекта № 369263-8 «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества" и статью 21 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"».

Законопроект, внесенный депутатами Государственной Думы С.А. Гавриловым, В.А. Даванковым, А.Ю. Кузнецовой, Л.Э. Слуцким и П.О. Толстым, инициирован Правовым управлением Московской Патриархии.

На юридическом форуме, состоявшемся 11-13 мая 2023 года в Санкт-Петербурге, глава Правового управления Московской Патриархии игумения Ксения (Чернега) обратила внимание участников форума на то, что п. 2 ст. 3 Закона № 327-ФЗ предусматривает норму, согласно которой публичное «имущество религиозного назначения отчуждается из государственной или муниципальной собственности исключительно в собственность религиозных организаций».

Кроме того, согласно п. 4 ст. 7 Закона № 327-ФЗ в период рассмотрения заявления религиозной организации о передаче объектов религиозного назначения, их включение в перечни имущества, не подлежащего отчуждению из публичной собственности, не допускаются.

Фактически, данные нормы, в совокупности, устанавливают ограниченную оборотоспособность публичного имущества религиозного назначения. Закон № 327-ФЗ закрепляет, с одной стороны, исключительное право религиозных организаций на получение в собственность такого имущества, и, с другой стороны, запрещает изымать это имущество из оборота, признавать его исключительной государственной собственностью.

Существование этих норм напрямую обусловлено требованием исторической справедливости, ведь принудительное изъятие имущества религиозного назначения у его законного владельца — исторический факт. Достаточно вспомнить хотя бы о двух судебных процессах в Москве, возбужденных против священнослужителей и мирян, которые обвинялись в призывах к «массовому противодействию» по постановлению ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Первый судебный процесс, названный по количеству обвиняемых «процесс 54-х», проходил с 26 апреля по 5 мая 1922 г. в здании Политехнического музея. Он завершился вынесением 11 смертных приговоров. Второй процесс (известный также как «дело Хотовицкого») проходил с 27 ноября по 13 декабря 1922 г. Суду Ревтрибунала были преданы 32 клирика и 86 мирян, получивших приговоры от десяти лет до одного года лишения свободы.[1]

Из логики приведенных мною норм Закона № 327-ФЗ вытекает вывод о ничтожности любых сделок, направленных на отчуждение публичного имущества религиозного назначения в собственность третьих лиц, не являющихся религиозными организациями.

Приведу ряд примеров из практики арбитражных судов, когда суды исходили из ничтожности совершенных после вступления в силу Закона № 327-ФЗ сделок, направленных на приватизацию публичного имущества религиозного назначения и, в этой связи, не соответствующих требованиям закона.

1. В 2014 году Арбитражным судом г. Москвы удовлетворен иск одного из московских приходов к Департаменту городского имущества Москвы о признании недействительным заключенного им договора купли-продажи нежилых помещений площадью 88,4 кв.м., расположенных в здании (ул. Николоямская, д. 58), изначально построенном в качестве церковного дома для проживания священнослужителей. Решение первой инстанции оставлено без изменений судьями апелляционной и кассационной инстанций.

2. Дело аналогичной категории рассматривалось Арбитражным судом г. Москвы также в 2019 году. В нем по иску Аносина Борисоглебского женского монастыря признан недействительным договор купли-продажи Департамента городского имущества Москвы в отношении помещения площадью 50,3 кв.м., расположенного в здании (Цветной бульвар, д. 23, стр. 1) бывшего доходного дома, построенного обителью для материального обеспечения своей деятельности. Апелляционный суд и суд округа поддержали данное решение.

 3. В октябре прошлого года Верховный суд отказал в пересмотре судебных актов по иску Архиерейского подворья Великоустюжской епархии, постановивших недействительность результатов электронного аукциона и заключенного по его результатам Муниципалитетом договора купли-продажи исторического здания церковной сторожки площадью 34 кв.м (Вологодская обл., г. Великий Устюг, ул. Красноармейская, стр. 70б).

Вместе с тем, на сегодня пп. 7 п. 2 ст. 3 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества" содержит норму, согласно которой действие данного закона не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении безвозмездно в собственность религиозных организаций находящегося в государственной или муниципальной собственности имущества религиозного назначения и относящихся к нему земельных участков.

Очевидно, что данная норма недостаточна. Следует установить однозначный запрет на приватизацию имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, а также земельных участков, на которых расположено недвижимое имущество религиозного назначения.

***

[1] См.: Изъятие церковных ценностей в Москве в 1922 году. Сборник документов из фонда Реввоенсовета Республики. М., 2006. С. 23, 27.

Патриархия.ru