Алексеевский ставропигиальный женский монастырь

Москва, 2-й Красносельский пер., д.7, стр.8

http://www.hram-ks.ru

Русская Православная Церковь

Московский Патриархат

Версия для печати

Беседы с Игуменией

Беседа Матушки с сестрами 16.05.2024

Игумения Ксения: Дорогие отцы, братья и сестры, Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

– Поздравляем всех с праздником наших основательниц, преподобных Иулиании и Евпраксии, которые были погребены на первом месте расположения нашей обители, на территории нынешнего Зачатьевского монастыря. Не все знают, наверное, что Алексеевский монастырь явился первой женской обителью в столице и первой игумении этого монастыря, Иулиании, удалось собрать у себя более ста черниц, монахинь, и сестры подвизались там, недалеко от черты Белого города. Матушка пользовалась большим уважением у горожан. И если почитать древнее ее житие, а точнее небольшое свидетельство, оставшееся в летописях московских о ее жизни, то видно, что когда она скончалась, москвичи горевали и в большом количестве пришли попрощаться с ней, проводить ее в последний путь. Она была жалостлива к людям, и монастырь хотя и не роскошествовал, но помогал бедным, кормил нищих, и в нем находили пристанище те, кто нуждался и в материальной помощи, и в духовном совете.

Вчера мы с сестрами молились на всенощной в Зачатьевском монастыре, где этот день отмечается с большой торжественностью. Знаем, что в храме Зачатьевского монастыря находится место, где предположительно находились гробницы преподобных основательниц, Иулиании и Евпраксии. К сожалению, найти их мощи пока не удалось, хотя такие попытки предпринимались. Неизвестно местонахождение останков, но преподобные своим присутствием не оставляют обитель, и Матушка игумения Иулиания неоднократно рассказывала, как в тяжелых обстоятельствах, связанных со здоровьем и какими-то проблемами для монастыря, она обращалась с молитвой к преподобным вот у этой самой гробницы, к которой вчера мы имели возможность приложиться, около которой свершалось помазание, и где мы читали с Матушкой канон утрени, на 14.

Кстати, в Зачатьевский монастырь в этот день приехали не менее десяти игумений из разных монастырей России. Вот все они сидели на стульчиках рядами рядом с игуменским креслом, там же нашлось место и для меня, как игумении Алексеевского монастыря, и вот все вместе мы молились преподобным Иулиании и Евпраксии.

Во время этого богослужения был совершен крестный ход, в котором участвуют монашествующие. Трогательное зрелище этот крестный ход, в котором ежегодно участвуют насельницы двух московских обителей.

В Зачатьевском монастыре сейчас цветет сирень, ее запах очень ощутим. Белая, сиреневая, -она прямо манит к себе и окружает  дорожку, по которой мы вчера шли крестным ходом. Вообще, попадая в Зачатьевский монастырь, ты как бы окунаешься в дореволюционное время, потому что удивительным образом сохранились и хорошо восстановлены  постройки  обители, которые создают обстановку древнего монастыря. Матушка игумения вчера нас тепло встретила с сестрами, подарили нам подарки и  поздним вечером мы, утешенные, возвратились в нашу обитель.

Преподобные Иулиания и Евпраксия, молите Бога о нас!

 

о. Артемий: Я, матушка, подумал о том, какими свойствами и качествам нужно обладать, чтобы сохранять целожизненное благоговейное дружество – речь идет о сестрах святителя Алексия, в монашестве Иулиании и Евпраксии. И вот каждый из нас на деле знает, что даже с кровными родственниками не всегда удается сохранять единство. Понятно, что человек мирскому духу плененный, мирским духом, часто в силу праздности ума, безмолитвенности отчуждается от родных ему людей. И у каждого священника на памяти такие семьи, где годами друг с другом не разговаривают, не смотрят друг на друга. Предполагаю, что Иулиания и Евпраксия были действительно двоицей, подобной Марфе и Марии, между которыми и с которыми, и над которыми, в которых витал Дух Божий.

Этот Дух Божий мы черпаем ежедневно на Божественной службе, особенно приобщаясь Святым Христовым Тайнам, самое непростое сохранить этот глас хлада тонка, это веяние Божественной благодати. Сохранить ум в ясности, сердце в мире, ничем не растормошить, не разбуробить собственную душу, с тем чтобы Дух Божий  незримо  с нами пребывал.

И вот полагаю и из святоотеческих писаний знаю, что сохранение единомыслия, теплоты сердечной в общении двух незамужних сестер это всегда плод внутренней работы каждой из них. И эта работа есть не что иное как предстояние Господу, как трезвение – то есть умение наблюдать за своим сердцем, отгонять от него все недолжное, погружая ум и сердце в призывание Спасителя. Как говорил преподобный Серафим, если бы мы внимали себе по достоинству, как это должно быть, у нас не было бы времени на то, чтобы огорчаться, серчать, осуждать и вообще наблюдать за нашими ближними. В эту добродетель трезвения, то есть всегдашнее предстояние Богу, взирание нашего духа на соприсутствующего нам Христа, безусловно, входит еще самоукорение, то есть умение всегда укротить волнение своей души внутренним покаянием, умение повергнуться к стопам Спасителя. Потому что ни одного дня не проходит, я думаю, ни в жизни пастыря, ни в жизни монашествующих и уж тем паче мирских людей, чтобы не возникали какие-то непредвиденные, неприемлемые, неприятные, беспокоящие, огорчающие нас ситуации, когда мы становимся как растревоженные лесные птицы каким-нибудь охотником или грибником, и всполошимся, и нервничаем. Как важно в этой сумятице проживаемого нами дня сохранить ясность ума и мир в сердце.

Полагаю, что Иулиания и Евпраксия, как прилежные сестры такого великого брата, конечно, понимали, что сохранение сердечного мира, умение не потерять баланс ума и сердца, не потерять молитву Иисусову это главный наш труд. И о нем сказано: если претерпишь искушение, то получишь венец жизни. Венец жизни – это молитвенное  устроение сердца, когда человек чувствует себя спокойным, мирным, счастливым, потому что к нему притекает духовный кислород Божественной благодати.

Ну и, конечно, судя по обилию сестер, о котором, матушка, вы рассказали, наверное, войдя в меру исполнения возраста Христова, эти наши первоначальницы были духовно плодоносны. Говорят, что бывает достаточно взглянуть на лицо человека, умудренного смирением и любовью, или постоять рядом с тем, кто в тайне сердца молится, подлинное приобретение для души, потому что в сообщающихся сосудах уровень жидкости становится одинаковым. Конечно, главная, наверное, тайна прироста обители заключается в этом желании человеческих душ прикоснуться к чему-то таинственному, к чему-то светлому, к неизъяснимо прекрасному, что таит в себе монашеская жизнь. А все это таинственное, светлое и прекрасное предполагает, конечно, глубокую внутреннюю жизнь насельниц обители.

Мне повезло, я свои отроческие годы и юность провел на Остоженке, одной из самых красивых улиц нашей Москвы. И до сих пор часто прогуливаюсь мимо замечательной обители Зачатьевского монастыря, с величественным храмом, собором, по утрам слышу колокольный звон. Мой брат, игумен Сергий, пользуется благоволением матушки Иулиании. И сегодня, насколько знаю, вместе с игуменом Иоанно-Богословского монастыря  приехал поучаствовать в Божественной литургии. И радостно, что наши обители соприкасаются друг с другом.

Очень радостно, что холод, необычный для мая, сменился весенней благостной погодой, мы все оживаем. Уж если и москвичи радуются, то как африканцы радуются такой светлой и теплой погоде. И хочется всех поздравить с продолжающимся праздником Пасхи, поблагодарить наших отцов за труды молитвенные и исповедальные сегодня. И будем готовиться с вами к празднику святых жен-мироносиц, празднуя Пасху, врата райские нам отверзающую.