Москва, 2-й Красносельский пер., д.7, стр.8
Тел. (499) 264 72 74
http://www.hram-ks.ru
Русская Православная Церковь
Московский Патриархат

Версия для печати

Монашеское житие

Монастырь
Беседы с игуменией Ксенией

В воскресный день 29 января после трапезы игумения Ксения  провела беседу с сестрами. Матушка говорила о роли духовника в устроении жизни женской обители, о том,  как важно единодушие настоятельницы и монастырского священства  в деле  душепопечения и заботы о духовном возрастании сестер, о том, что на пути к Богу  необходимы совместные усилия пастыря и пасомых.

Напомнив нам, что наступивший год – год столетия октябрьского переворота, матушка пригласила сестер, побывавших на XXV  Международных Рождественских образовательных чтениях «1917-2017: уроки столетия» поделиться со всеми услышанным на двух тематических секциях:   «За Христа пострадавшие» и «Уроки истории».

Запомнился доклад настоятельницы Борисоглебского Аносина ставропигиального монастыря игумении Марии (Солодовниковой),  на примере своей обители осветившей историю развития женского монашества  после октябрьских событий.

Борисоглебский Аносин монастырь был основан в начале XIX века княгиней Евдокией Николаевной Мещерской, ставшей первой настоятельницей обители. Аносину пустынь называли «женской Оптиной пустынью» благодаря высоте жизни сестер и развитию старчества.

Общежительный устав, смирение и нестяжательность,  долгие уставные богослужения, начинавшиеся глубокой ночью, келейное занятие Иисусовой молитвой – всему этому сестры оставались верными и после революционного переворота. Новые власти обложили монастырь непомерными налогами, требовали непосильных  трудов по обработке земли. Кроме хозяйственных работ сестры для оплаты налогов были вынуждены заняться рукоделиями. Суровый устав был несколько ослаблен, но церковная служба и молитва оставались основой жизни насельниц монастыря. Благодаря мудрому управлению и духовному руководству настоятельницы игумении Алипии сестры терпеливо и смиренно переносили все лишения.

В советское время в Аносином монастыре некоторое время служил священномученик Серафим (Звездинский), жили сестры уже  закрытых тогда  монастырей.  К концу 20-х годов монастырь был закрыт, его настоятельница игумения Алипия и некоторые из монахинь  арестованы и сосланы.

В  устроении духовной жизни сестер сохранялась преемственность, берущая свое начало от основательницы монастыря игумении Евгении (Мещерской). Эту преемственность в какой-то степени удалось сохранять  и в годы советской власти, когда все монастыри были закрыты. В это время единственной формой организованной монашеской жизни стали тайные монашеские общины. Многие сестры принимали тайный монашеский и схимнический постриг, живя в миру.

Матушка Ксения рассказала о жизни замечательной подвижницы начала 20-го века  схиигумении Фамари. Удивительная жизнь. Грузинская княжна, в миру Тамара Александровна Марджанова, получившая очень хорошее светское воспитание и образование,  одаренная музыкальными способностями, прекрасным голосом, однажды с родственницами приехала в Бодбийский   женский монастырь. Благоговейное богослужение, монашеское пение, духовная атмосфера настолько поразили юную княжну, что она приняла решение посвятить свою жизнь Богу. Тамара Александровна оставила мир. Подвизалась в Бодбийском монастыре, приняла постриг с именем Ювеналия, была   игуменией этого монастыря. В 1905 году ее назначили настоятельницей Покровской общины в Москве.  Игумения Ювеналия очень сблизилась тогда с Великой княгиней Елизаветой Федоровной, за духовной помощью обращалась к прп. Гавриилу Седмиезерскому и Алексию Зосимовскому, епископу Арсению (Жадансковскому). Большую духовную поддержку получала она от святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Матушка Ксения рассказала нам, что при знакомстве с юной послушницей Тамарой о.Иоанн Кронштадский надел на нее три игуменских креста. Еще, в одну из первых встреч батюшка Иоанн  дал ей подержать свою шляпу, а затем, на лестнице, высоко подняв голову, с улыбкой попросил надеть на него головной убор. Невысокая девушка, стоя на ступеньку  ниже,  никак не могла справиться, пока батюшка не нагнул голову со словами: «ну вот и выполнила послушание». Эта шутка заставила улыбнуться всех присутствующих.

В 1924 году был закрыт Серафимо-Знаменский скит, который устроила схиигумения Фамарь. В 1931 году ее арестовали и сослали за двести верст от Иркутска. Жила она в крестьянском доме, за печкой. Хозяева очень полюбили ее, особенно сын хозяина – Ванюша, с которым матушка Фамарь переписывалась по возвращении из ссылки. В одном из писем мальчик сетовал, что играет на баяне весь день, а слушать его  некому:  «вот бы Вы послушали», - писал мальчик.

В 1934 году ссылка закончилась, а в 1936 году схиигумения Фамарь отошла ко Господу.

Одна из сестер поделилась услышанным о сокровенной монашеской жизни в годы, когда религия была под запретом. В этот период существовали небольшие тайные монашеские общины, монашествующие в миру старались ничем особенно не выделяться, даже, подходя к причастию,  называли имена, данные в святом крещении, а не в постриге. Но в таких тайных общинках, окормляемых незаметными миру подвижниками веры, во многом  удалось сохранять  преемственность монашеского делания.

Также запомнился сестрам доклад наместника Свято-Успенской Святогорской лавры митрополита Святогорского Арсения «Послушание как фнудамент монашеской традиции». Со множеством примеров его Высокопреосвященство  показал неразрывную связь послушания, в его святоотеческом понимании, с основами правильного устроения жизни в современных монастырях, напомнив, что в советское время при отсутствии монастырей монашеские традиции сохранились благодаря послушанию старцам-духовникам.  А старчество сохранялось при наличии истинных послушников.

Монашеский путь  нередко называют тайным мученичеством, но в ХХ веке в России этот путь стал открытым подвигом, явив миру  сонм  мучеников и исповедников, сумевших своей жизнью и смертью сберечь для нас тот путь ко Христу, о котором Иоанн Лествичник написал -  «ангелы — свет монахам, монахи — свет миру».

Сестричество



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: