Версия для печати

протоиерей Евгений Каньшин

Память святителя Луки Крымского


Поздравляем всех причастников с принятием Святых Христовых Таин.

Всех вас, дорогие братья и сестры, с памятью святителя Луки, архиепископа Симферопольского. Родился он в 1877 году, окончил Киевскую гимназию, а затем решил продолжать свое образование, и более всего его привлекала медицина. Изучив на то время, что доступно ему было по хирургии, он сам начинал, собственно, врачебную практику. И, к сожалению, на то время были войны, так что было большое количество раненых, требующих операций, раненые были с запущенными ранами, и святитель сам – на то время он был еще мирянином, и звали доктора Валентин, – на то время он сам искал выход из затруднений хирургических. Когда раны были гнойные, запущенные, разрабатывал свои методики, которыми он мог избегать общего абсцесса, заражения и смерти пациентов. И, видно, Бог ему споспешествовал, хотя на то время он не был церковным человеком, ну малоцерковным, так скажем. Как сейчас многие говорят: «Я в церковь не пойду, у меня Бог в душе, что там, в церкви толкаться». Так вот он тоже, у него Бог в душе был, и в церковь особенно он не ходил, занимался хирургическими своими действиями, и находил выходы, и спасал много людей. И чем дальше, тем больше.

И человек, когда находится в таком вот жизненном поприще, когда видит эту тонкую грань между жизнью и смертью, и понимает, что от его сейчас, от его рук, от его тонкости понимания ситуации, от его правильных действий зависит жизнь человека, может быть, человека, которому стоит еще покаяться, которому, может быть, стоит еще исправиться или примириться с кем-то, человек вообще в твоих руках находится, и ты ответственный за его жизнь и за его смерть. И вот здесь наступил переломный момент во внутренней жизни хирурга – он понял, что должен знать волю Божию: что делать, как правильно сделать. Он понял, что ему нужна мудрость свыше. Он жаждал указания Божественного, как правильно сделать, как найти выход из затрудненной ситуации и как ему помочь, человеку, а не случайно или как-нибудь по недоумению погубить его. И вот здесь хирург начинает потихонечку обращаться к вере, начинает приходить в храм и начинает молиться Господу Богу.

Само поприще, само понимание того места, на которое он поставлен, подвигло его душу быть ближе к Богу, для того чтобы случайно не мешать Промыслу Божию. Но в то же время он, и поскольку подвизался на своем поприще, и был человеком весьма известным и многие хотели с ним работать, он понимал, что он хочет и обычного такого, житейского благополучия, семейной жизни. Он выбрал себе подругу жизни, женился. Супруга его благочестивая помогала всячески своему мужу, родила ему четверых детей. По направлению он был отправлен в Ташкент, в Ташкенте трудился очень много: также возглавлял и в учебных заведениях кафедры по хирургии, преподавал студентам хирургию и писал труды свои. Те ситуации, которые у него получались осмыслить, получалось доказательно, так сказать, утвердительно понимать, что эти ситуации правильные, так и дальше должно действовать, он стал составлять очерки по хирургии. В частности, по гнойной хирургии, самой тяжелый такой вот вид этой специфической работы, и преподавать одновременно студентам все лучшее, что он имел в качестве опыта. Написал он несколько трудов по хирургии, которые были изданы. «Очерки гнойной хирургии» используются до сих пор в учебных заведениях, так что студенты медицинского должны знать святителя Луку, потому что учатся по его книгам. И подвизался он таким образом.

Но случилось несчастье – супруга его скончалась преждевременно. Если я не ошибаюсь, по-моему, от тифа. И он, в общем, понял, что ему стоит поставить детей на ноги и далее самому решать свою судьбу уже в ином русле. И уже в то время воцерковившись совершенно, он понимал, что иного другого поприща ему не найти, как только соединить медицину и священство. И однажды на конференции он выступал, и по завершении его выступления Ташкентский митрополит сказал ему: «Вам бы надо быть, доктор, священником». И святитель Лука сказал: «Хорошо, буду».

Надо сказать, через некоторое время он пошел по этой стезе священнической. И достаточно быстро священноначалие его продвигало по этой стезе, так что быстро он стал и епископом, и архиепископом, был назначаем на разные кафедры, совмещая свою хирургическую, преподавательскую деятельность с молитвой, со священнослужением, служа Божественные литургии, проповедуя, исповедуя.

А времена-то были сталинские. А вот святитель такой образ жизни вел, который ненавистников веры и гонителей, а на то время все это махровым цветом цвело, заставляли, так сказать, обращать на него внимание. И святителя много раз арестовывали, пытали. В его книгах он описывает, как однажды проводили с ним такую экзекуцию: не давали ему спать 13 или 15 дней. Как он описывает тяжелейшее свое совершенно состояние, что он чуть не умер от этого издевательства. Следователи менялись, допрашивали, ни единой секунды ему не давали отдыхать или забыться сном. И даже придумали, чтобы это еще тяжелее было, не разрешали ему вообще вставать со стула, так что когда все это закончилось, он уже и на ногах-то держаться не мог, настолько он обессилел.

Но тем не менее его выпускали, потому что он был видный деятель, потому что без него боялись дальше не справиться. И его трудами все пользовались, видели успех грандиозный его исследований, и опыта, и практики. И вот эта собственно деятельность и подвигала всех вот этих вот мучителей в конце концов все-таки его выпускать. И он, как только приходил в себя, как только немного свое здоровье поправлял, а оно у него уже от этих издевательств хуже и хуже становилось, но тем не менее опять приступал к своей деятельности как архипастыря, служа литургию, проповедуя людям Христа Бога, как и хирурга, и педагога. И надо сказать, был пик его известности и успеха таков, несмотря на гонения и на пытки такие вот время от времени, что он даже получил Сталинскую премию. Представляете? Гонители, которые хотели его убить, запытать до смерти, были вынуждены пред лицом всей общественности, и мировой в том числе, его как ученого отметить Сталинской премией.

Затем священноначалие отправило архиепископа в Севастополь, где он и служил до конца дней своих при храме, так же вот и занимаясь медицинской деятельностью. Но здоровье его сильно было подорвано, в конце концов у него очень сильно ослабли глаза, и катаракта, и глаукома появились у самого. Так что он под конец жизни и ослеп, совершенно не мог уже видеть. Все свое здоровье, все свое служение он отдал людям, все свое зрение, глаза. И ноги его тоже были весьма, так сказать, – хирург, – труд, работа стоячая, часами операции, в общем, весь он был уже изможден, весь отдал себя на служение людям, на благо людей. И в 1961 году он скончался. В общем, совсем, можно сказать, недавно.

Собором Русской Православной Церкви святитель Лука был канонизирован как целитель, как епископ, пастырь церковный, видный деятель. И о нем можно говорить бесконечно много. Человек стойкой веры, искреннего служения, безбоязненного совершенно сердца, человек, который служил Христу, вспоминая слова Господни: «Если вы оказали милость кому-то – Мне оказали. Если вы посетили болящего, помогли ему – Меня посетили. Если помогли заключенному в темнице, кусок хлеба дали, одежду дали – Мне дали». И вот святитель Лука именно этими словами Христовыми в жизни и руководствовался, отдавая все свое знание, умение, исследования, самое свое здоровье все чадам Божиим и служа им, как Самому Христу.

Конечно, это высокий для нас образ служения человека. Вот такой человек, можно сказать, и один в поле воин. И у нас, надо сказать, таких примеров, слава Тебе, Господи, много. Поэтому никто не должен бояться хулителей, гонителей, всех тех, кто клевещет, злобствует на веру, на Христа, на Церковь, ничего не надо бояться. Надо помнить слово Господне и его соблюдать. И Сам Бог будет нашу жизнь соблюдать, самое наше бытие и все дыхание наше будет в руках Божиих. Сам Господь укрепит, как Он укреплял и угодника Своего, святителя-хирурга Луку Войно-Ясенецкого.





Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: