Версия для печати

Протоиерей Артемий Владимиров

Семинария моей мечты: размышления протоиерея Артемия Владимирова о духовной школе
(специально для журнала «Твоя Церковь»)

Мне посчастливилось преподавать в Московских духовных школах, в семинарии и академии, более десяти лет, с 1986 по 1997 год. Это были для меня счастливейшие годы, может быть, потому, что целых два раза в неделю я приезжал из Москвы в сердце России - в Троице-Сергиеву лавру, стараясь неопустительно исповедоваться и приобщаться на ранней Божественной литургии Святых Христовых Тайн в Успенском соборе.

Для меня семинария – это образ отчего дома, в который был введен блудный сын своим родителем. «Мертв был и ожил, пропадал и нашелся».

Отвечая всем современным стандартам, учебные заведения Московской патриархии под названием семинария всё-таки никогда не впишутся в ряд казенных заведений, где властвует буква, а не дух; устав, а не любовь. Тем-то и удивительна наша Мать – Церковь, всегда юная и вечно прекрасная, что в ней сквозь букву изливается дух, а поверх устава изливается в верующие души любовь Христова. Для меня семинария – это место, где собрались идейные юноши, в самом хорошем смысле этого слова, те, кто обрели в своей жизни призвание служить Богу и людям. Приходя в духовные школы, будущие пастыри, конечно, вправе надеяться на то, что их встретят не чиновники духовного ведомства, но подлинные педагоги. Мне бы очень хотелось, чтобы учительская корпорация семинарий и академий была составлена из подлинных боголюбцев, людей, для которых Бог и Его благодать, Церковь и ее таинства, Божественная литургия и Святая Евхаристия – это и цель, и смысл их жизни. В педагогах семинарии должны совмещаться и отеческая строгость, и материнская благость. Читая лекции и используя определенные пособия, профессора и педагоги призваны делиться от избытка своего сердца и созидать на занятии, уроке, лекции радостную атмосферу доверительного общения – это та сверхзадача, которой не научишься ни в каком вузе, но ставить которую пред собой обязан всякий педагог–христианин. Страшно угасить в учащихся искру благочестия! Мы обязаны возгревать ее собственным примером, и, конечно, словом, исполненным правды и любви. На своем месте находится только тот преподаватель семинарии, который ощущает внутреннюю потребность молиться непрестанно. Ему подобает каждую свою мысль и слово освящать тайным молитвенным обращением к Богу.

Современная семинария, разумеется, имеет в наборе своих дисциплин и такие предметы, которые учат студента, будущего пастыря ориентироваться в многосложной реальности 21 столетия. Вопросы психологии, социологии, политики, финансов, строительства, права – бесспорно, достойны изучения, но все-таки семинария – это прежде всего училище благочестия, это школа будущих пастырей. Вот почему все дисциплины должны иметь в виду главное – взращивание в будущем священнике благоговения пред Святыней, любви к Матери - Церкви и ее двухтысячелетней истории, основательное знакомство со святыми Отцами, которые суть наши маяки и путеводные звезды.

Хочется верить, что в процессе образования и воспитания семинаристы нашего времени не столкнутся с сухой и бездушной схоластикой, администрированием со стороны начальства, но, заботясь о «почести вышнего звания», они будут стремиться к сознательной дисциплине, цель которой - постоянно уклоняться от зла, преодолевать соблазн, творить благо, исполнять царский закон свободы, являть (и в большом и в малом) любовь ко Христу Спасителю.

Я вижу современную семинарию как подлинное братство молодых людей, соединенных узами горячей и зрячей веры, равно как и искреннего дружества. Те, кто пришли в семинарию не по «комсомольской путевке», а по велению сердца, должны помогать начальству искоренять из всех духовных школ всё чуждое пастырскому служению. Я имею в виду вольное и разгульное поведение, нецеломудренные взоры, греховные и пошлые словечки, неуместные шутки, выдающие в человеке ушлость и безверие. Истинный семинарист – это юноша с теплым, смиренным сердцем, тот, для кого нет ничего в мире дороже имени Господа Иисуса Христа. Вижу в семинаристах подлинных рыцарей, которые умеют проявлять настоящую галантность и уважение к лицам иного пола и искренно молятся о выборе своего жизненного призвания: монашества или супружества.

Не будем забывать, что девство является идеальной визитной карточкой как будущего священника, так и его избранницы. Во всяком случае, семинаристы – это те христиане, которые сознательно отвергают низкопробную пошлость щитом веры и целомудрия, ограждают себя от скверн мира сего, пытающихся, нужно признаться, пролезть, просочиться, проникнуть и внутрь церковной ограды.

Для меня настоящий семинарист – это юноша, который молится не только в храме, но и во время учебных занятий, при этом умеющий внимательно слушать педагога и старающийся не терять времени даром. Ведь таких благодатных условий для саморазвития, восполнения упущенного в школе, расширения круга чтения, изучения разнообразных отраслей церковной богословской науки у него не будет уже, по всей видимости, никогда. Однако мало прилежания и усидчивости; мало тяготения к изучению церковного Предания - необходимо еще и развивать в себе духовную жажду, стремиться к очищению сердца в частом исповедании, в трепетном причащении Святых Христовых Тайн, в стремлении блюсти, ограждать, защищать свою душу от греха и соблазна.

Вот почему жизненно важно для семинариста обрести духовника, того благоговейного священнослужителя, советы которого станут ценным нравственным ориентиром для студента, готовящегося к рукоположению.

Семинария в моем представлении – это целая эпоха, содружество с товарищами, единомышленниками, которые и по окончании духовной школы будут присутствовать в твоей жизни, и словом и делом помогая тебе утвердиться в выбранном призвании. Семинария должна научить нас истовому служению в алтаре Господнем, а выношенные в ней навыки предстояния Божьему Престолу мы должны упрочить в приходском служении с тем, чтобы оказаться выше всех соблазнов и искушений. Последние непременно должны прийти, но мы можем им противостать! Мы должны победить, верой и молитвой, мудростью и снисхождением к другим, строгостью к самим себе и глубоким внутренним покаянием. Думается, что семинарист - это не человек в мундире и футляре, это не буквоед, не фарисей и не книжник, не копиист и буквалист, но человек с ясным умом и добрым сердцем, человек милостивый и сострадательный, радостный и приветливый, умеющий всех ближних (и дальних) уверять в бесконечной милости Божией.

Завершая своё размышление, говоря об идеальной духовной школе, я глубоко верю, что во всех семинариях России найдутся один, два, три, пять учащих и учащихся, полностью соответствующих сделанным мною характеристикам. На них-то, как на столпах благочестия, и будут держаться духовные школы страны 21 века. И дай Бог, чтобы у читающих эти строки возгорелось сердце, искра верности и ревности о Боге. Дай Бог, чтобы все мы совершенно были уверены, что мир «не без добрых людей» и Господь, придя судить этот мир, найдет пусть и не много, но истинно и искренно верующих в него Своих рабов, и первыми среди этого малого стада пусть обрящутся священники России - самые настоящие герои нашего времени.

4 марта 2015 года



Код для блогов / сайтов
Разместить ссылку на материал: